>

Преступность. Аналитический отчет

Преступность в регионах России

Оценка масштаба проблемы на основании доступных статистических данных за 2014—2018 гг.

 

Методология
  1. МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ МАСШТАБА ПРОБЛЕМЫ В РЕГИОНЕ (расчет рейтинга А-Е)
  2. ОГРАНИЧЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЙТИНГА
  3. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ ПО ТЕМЕ «ПРЕСТУПНОСТЬ»

МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ МАСШТАБА ПРОБЛЕМЫ В РЕГИОНЕ
(расчет рейтинга А-Е)

Источник данных: Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС) (fedstat.ru), а именно, данные статистического наблюдения по формам 3-ЕГС «Сведения о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях» и 4-ЕГС «Сведения о состоянии преступности и результатах расследования преступлений» (ведомство, ответственное за сбор данных в обоих случаях — Главный информационно-аналитический центр Министерства внутренних дел России).

ЭТАП 1: Формирование перечня показателей, потенциально способных продемонстрировать масштабы проблемы преступности в каждом регионе РФ, включая:

  • консультации с профильными экспертами по теме;
  • коррекцию списка показателей: удалены показатели, по которым нет статистических данных, сведения неполные (например, отсутствуют данные по ряду регионов); сбор данных осуществляется нерегулярно (нет данных за предыдущие годы или не планируется собирать в будущем);
  • проверку на наличие корреляции: исключены взаимозависимые показатели.

ЭТАП 2: Перевод абсолютных значений показателей в удельные, а именно:

  1. Все потерпевшие (физлица) = (1) / (2) * 10000, где:

    (1) Количество потерпевших — физических лиц;

    (2) Численность постоянного населения на 1 января.

    Здесь и далее: показатель (2) — это расчетный показатель: Численность постоянного населения — мужчин (https://fedstat.ru/indicator/31548) + Численность постоянного населения — женщин (https://fedstat.ru/indicator/33459). За 2014 г. по Республике Крым и г. Севастополю используются данные переписи (октябрь 2014).

  2. Погибли или причинен тяжкий вред здоровью = ((3) + (4)) / (2) *10000, где:

    (3) Количество погибших, признанных потерпевшими;

    (4) Количество потерпевших, которым причинен тяжкий вред здоровью;

    (2) Численность постоянного населения на 1 января.

  3. Несовершеннолетние участники преступлений = (5)

    (5) Доля несовершеннолетних участников преступлений от численности детского населения в возрасте от 14 до 17 лет (расчеты Росстата).

  4. Предварительно расследовано преступлений = (6) / (7) *100, где:

    (6) Количество предварительно расследованных преступлений (из числа находившихся в производстве или зарегистрированных в отчетном периоде);

    (7) Количество преступлений, зарегистрированных в отчетном периоде.

ЭТАП 3: Трансформация значений удельных показателей 1, 2 и 4 путем вычисления квадратного корня (сглаживание различий).

ЭТАП 4: Нормирование показателей — трансформация в индекс, значение которого заключено между 0 и 1, по следующей формуле:

x-индекс =
x − min(x)
max(x) − min(x)

где min(x) и max(x) являются минимальным и максимальным значениями показателя x среди всех регионов.

ЭТАП 5: Взвешивание показателей. Весовой коэффициент показателя отражает размерность исходного показателя (численность человек) в среднем по всем регионам. Например, такое взвешивание позволяет учесть в сводном индексе тот факт, что численность несовершеннолетних участников преступлений в среднем на регион исчисляется в сотнях, тогда как численность потерпевших — уже в десятках тысяч. Весовые коэффициенты пересчитываются каждый год.

Показатель Весовой коэффициент на 2018 г.
Все потерпевшие (физлица) 0,53
Погибли или причинен тяжкий вред здоровью 0,03
Несовершеннолетние участники преступлений 0,02
Предварительно расследовано преступлений 0,42

ЭТАП 6: Расчет сводного индекса: суммирование значений всех взвешенных нормированных показателей.

ЭТАП 7: Разбиение регионов на пять групп, в зависимости от значения сводного индекса, где A — минимальная степень выраженности проблемы, E — максимальная.

Уровень Значение сводного индекса на 2018 г.
А 0.590–1*
В 0.540–0.589
С 0.410–0.539
D 0.300–0.409
E 0–0.299

* Такой широкий интервал значений индекса для уровня, А обусловлен аномально высокими значениями у шести из семи субъектов Северо-Кавказского федерального округа (кроме Ставропольского края). Эти значения мы как бы вынесли за скобки и сгруппировали оставшуюся шкалу заново — по пяти категориям. Этот алгоритм применялся и к данным за 2014—2017 гг.

ОГРАНИЧЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЙТИНГА

  1. Назначение Рейтинга —демонстрация масштабов проблемы преступности в каждом регионе. Данный рейтинг напрямую не позволяет оценить эффективность предпринимаемых действий по решению проблемы в каждом конкретном регионе, однако может быть использован как отправная точка для такого анализа.
  2. Место региона в Рейтинге отражает позицию региона по сравнению с другими регионами в расчетном году. Формально абсолютные значения региона могут улучшиться по сравнению с предыдущим годом, а позиция в Рейтинге при этом — наоборот, ухудшиться. Такая ситуация возможна, если в текущем году у других регионов успехи были в среднем выше, чем у данного региона.
  3. Для расчета Рейтинга использовались исключительно официальные открытые данные Министерства внутренних дел России, которые имеют собственные ограничения.
  4. Для расчета Рейтинга использовались исключительно официальные открытые данные, которые имеют собственные ограничения. В частности:
    • высокая доля латентной преступности, которая не попадает в официальную криминальную статистику (незаявленная потерпевшими, невыявленная правоохранительными органами, укрытая от регистрации и пр.);
    • предоставление первичных данных разными ведомствами, ответственными за сбор данных о преступности (всего около ста различных форм государственной и ведомственной статистической отчетности[1]);
    • селекция и фильтрация данных правоохранительными органами: доступная статистическая информация зачастую является результатом последовательного процесса объединения данных; собирается от «подчиненного» к «начальнику» (снизу вверх) и используются для оценки работы «подчиненного»; на каждой иерархической ступени могут быть «подчистки», данные могут искажаться в корпоративных интересах тех или иных правоохранительных институтов[2];
    • «Процесс сбора статистики даже при усиленном контроле не имеет дополнительных каналов проверки достоверности, тем самым существенного повышения знания о преступности не происходит. Решение проблемы достоверности статистики о состоянии преступности не может лежать только в технологических решениях»[3];
    • «Правоохранители стремятся снижать показатели преступности и повышать раскрываемость преступлений, для этого регистрируют „легкие“ дела и любыми путями уходят от регистрации „сложных“ дел». В итоге, правоохранители корректируют регистрируемые преступления за счет отсеивания нежелательных случаев; а также отбора или даже конструирования случаев, удобных для регистрации[4];
    • отсутствие данных, позволяющих оценить финансы и ресурсы, затрачиваемые на решение проблемы. В частности, по большинству субъектов РФ отсутствуют детализированные данные о расходах на органы внутренних дел и пр. в статьях расходов консолидированного бюджета и бюджетов государственных внебюджетных фондов Федерального казначейства РФ (Росказны)[5];
    • официальные сведения, поступающие из республик Северного Кавказа, часто выглядят как аномалия, заметно отличаясь от общероссийских и общемировых тенденций. По этой причине, во многих исследованиях по теме преступности регионы СКФО сразу исключают из анализа как заведомо недостоверные. Концепция платформы «Если быть точным» — представить данные по всем регионам России; мы оставляем право пользователю самому сделать вывод о качестве и правдоподобности данных.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ ПО ТЕМЕ «ПРЕСТУПНОСТЬ»

Федеральная служба государственной статистики

Раздел «Правонарушения» (основные сведения по преступности и судимости), http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/infraction/

ЕМИСС: государственная статистика (https://fedstat.ru/): формы 1-ЕГС «Единый отчет о преступности»; 2-ЕГС «Сведения о лицах, совершивших преступления»; 3-ЕГС «Сведения о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях»; 4-ЕГС «Сведения о состоянии преступности и результатах расследования преступлений»; 1-А «Оперативная статистическая информация о состоянии преступности и результатах выявления и раскрытия преступлений»; 1-КОРР «Сведения о результатах работы правоохранительных (правоприменительных) органов по борьбе с преступлениями коррупционной направленности»; и другие;

Министерство внутренних дел РФ

Открытые данные, https://мвд.рф/открытые-данные

Статистика и аналитика, https://мвд.рф/folder/101762/item/12167987/

Генеральная прокуратура РФ

Портал правовой статистики, http://crimestat.ru/offenses_map (в т. ч. раздел «Открытые данные», http://crimestat.ru/opendata)

Основные статистические данные о деятельности органов прокуратуры, https://genproc.gov.ru/stat/data/

Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации

Данные судебной статистики (в т. ч. формы № 1 «Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции»; № 4 «Отчет о суммах ущерба от преступлений, суммах материальных взысканий в доход государства, количестве вынесенных постановлений об оплате процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета и назначении экспертиз»; № 10.1 «Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания»; № 10-а «Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации»), http://www.cdep.ru/index.php?id=79

Государственная программа Российской Федерации «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности»

Паспорт программы, https://programs.gov.ru/Portal/programs/passport/08

Сведения о достижении значений показателей (индикаторов), https://мвд.рф/upload/site1/document_file/protivodeystvie_prestupnosti.pdf

Институт проблем правоприменения (при Европейском университете в Санкт-Петербурге)

Исследования и аналитика, http://www.enforce.spb.ru/products

Карта наркопреступлений, http://atlasjustice.com/drugmap/district.html

Атлас правосудия, http://atlasjustice.com/dotmapru.html

Комитет гражданских инициатив

Проект «Открытая полиция», https://www.openpolice.ru/analytics/research/

Фонд «Общественное мнение»

раздел «Безопасность и право», https://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo

Рейтинг открытости и доступности подразделений полиции

https://policemap.ru/police.html#city=0


  1. Подробнее см. Ю. Н. Благовещенский, Г. А. Сатаров. Уголовная статистика в России: состояние и пути реорганизации. ИНДЕМ, https://bit.ly/2SIrT3d
  2. Там же
  3. Там же
  4. Криминальная статистика: механизмы формирования, причины искажения, пути реформирования. Исследовательский отчет / М. Шклярук, Д. Скугаревский, А. Дмитриева, И. Скифский, И. Бегтин. — СПб.; Москва: Норма, Центр независимых социальных исследований и образования, 2015, http://enforce.spb.ru/images/Products/Crimestat_report_2015_IRL_KGI_web.pdf
  5. http://www.roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/konsolidirovannyj-byudzhet/

Введение: о какой преступности (не) говорят статистические данные

Мы отдаем себе отчет, что любая криминальная статистика не тождественна самой преступности. Прежде всего, есть «скрытая» (латентная) преступность, когда часть преступлений просто не попадает в официальные сводки: не все потерпевшие подают заявления (в первую очередь речь о нетяжких преступлениях), не все преступления выявляются правоохранительными органами.

Оценку размеров такого «айсберга» дают, например, специализированные опросы населения [1]. Согласно этим данным, ежегодно в России происходит порядка 12,9 млн событий, которые граждане оценивают как преступления. Среди них около 9,7 млн имеют признаки, которые допускают наличие состава преступления. Примерно о половине этих событий граждане сообщают в правоохранительные органы, но, с точки зрения граждан, лишь по половине сообщений возбуждаются уголовные дела. До суда доходит примерно треть сообщений о преступлениях из числа тех, по которым были возбуждены уголовные дела, или одна шестая из тех, о которых граждане сообщили, или 1 из 12 совершенных.

Кроме того, изучение масштабов преступности сложно отделить от изучения работы правоохранительных органов — их стоит всегда рассматривать в комплексе. Количество тех или иных преступлений во многом зависит от государственной политики криминализации/ декриминализации в отношении ряда преступлений (что считается преступлением в разные периоды времени, какое наказание за них предусматривается и пр.).

Много нареканий есть к самой системе учета преступлений: это и ее чрезвычайная запутанность (около ста форм государственной и ведомственной статистической отчетности); и проблема конфликта интересов (номинально полномочия по статистическому учету преступлений переданы Генпрокуратуре, но технический сбор первичных данных и их агрегирование по-прежнему остаются у МВД); и часто фиксируемые на каждом этапе сбора статистических данных «подчистки» и искажения — в корпоративных интересах тех или иных правоохранительных институтов [2].

Например, согласно докладу «Криминальная статистика: механизмы формирования, причины искажения, пути реформирования» [3], количество краж, зарегистрированных полицией, составляет более 800 тысяч, а в почти 1,2 млн случаев уголовные дела после обращения граждан не возбуждались. По иным преступлениям против собственности — хищение, причинение ущерба, уничтожение имущества — уголовные дела возбуждались лишь в 30 тысячах случаев, а отказов возбудить дела было почти 950 тысяч. По нетяжким преступлениям против здоровья граждан схожая картина — почти 15 тысяч возбужденных дел против 920 тысяч отказов в возбуждении. Доля возбужденных дел растет в двух случаях — если речь идет о тяжких преступлениях или о тех, которые раскрыть легко. Например, по делам, связанным с оборотом наркотиков, почти 60 тысяч возбужденных дел и всего 10 тысяч отказов. По статье «бандитизм» — 54 возбужденных дела и только 1 отказ в возбуждении.

В итоге МВД ежегодно рапортует об улучшении криминогенной ситуации в стране, тогда как в реальности, по мнению экспертов, уровень преступности в России в несколько раз выше официального.

Кроме того, складывается необычная ситуация: с одной стороны, по сравнению с большинством стран мира в РФ высока степень детализации статистической информации о преступности, выше объем и глубина сопоставимых данных. С другой стороны, весь этот колоссальный объем данных практически не используется для контроля, решения проблем преступности (например, для выявления и устранения причин преступности, формирования уголовной политики государства), а лишь служит способом оценки ведомств, участвующих в борьбе с преступностью [4]. Это во многом приводит к тому, что несмотря на формальную отмену «палочной» системы, именно раскрываемость преступлений остается главной оценкой работы полицейских, что обуславливает их склонность браться за те дела, раскрытие которых просто и очевидно.

Как отмечают авторы доклада «Криминальная статистика: механизмы формирования, причины искажения, пути реформирования» [5]: «Государство опирается на настолько искаженные данные, что не только не имеет представления о действительном состоянии преступности, но и, оценивая работу правоохранительных органов, видит лишь искусственно сформированную картину, не меняющуюся существенно много лет». Последний всплеск роста регистрируемой преступности и одновременного снижения доли раскрытых преступлений приходится на 2005—2006 гг. — время, когда глава МВД Рашид Нургалиев боролся за чистоту статистической отчетности [6].

Исходя из вышесказанного, при изучении преступности как социальной проблемы мы сконцентрировались на масштабах криминальных рисков для конкретного гражданина, проживающего в конкретном регионе России. При этом мы постарались дистанцироваться от показателей, которые подвержены высокой степени манипуляций и нередко становятся артефактами (например, преступления без жертв и потерпевших — коррупция, «наркотические статьи» и пр.); фокусировались только на преступлениях самых явных и тяжелых по последствиям для гражданина — смерть или тяжкий вред здоровью (а не тяжких преступлениях с точки зрения наказания, что часто зависит от политических и иных причин).

Масштаб проблемы

Для оценки масштаба проблемы преступности в регионах (субъектах) России мы рассчитали рейтинг, в основе которого следующие четыре показателя, ежегодно публикуемые Федеральной службой государственной статистики (Росстат) [7]:

  1. Потерпевшие от преступлений — физические лица.
  2. Погибли или причинен тяжкий вред здоровью.
  3. Несовершеннолетние участники преступлений.
  4. Предварительно расследовано преступлений.

1) Потерпевшие от преступлений — физические лица

В рамках расчета «Рейтинга регионов» было принято решение учитывать именно потерпевших, а не преступления в целом. Это связано с тем, что количество потерпевших — более устойчивая и «нерукотворная» величина, чем количество преступлений. По этой же причине для понимания масштабов преступности в регионе представляется более логичным оценивать именно число потерпевших — физических, а не юридических лиц (преступления в бизнес-среде — несколько иная сфера, которая в большей степени обусловлена экономической и политической ситуацией, изменением законодательства и пр.).

В 2018 году 1 335 166 человек в России столкнулись с противоправными действиями в свой адрес (и заявили об этом), или 909 человек на 100 000 населения. В рассматриваемый период времени это самое низкое значение показателя: -16% от уровня 2014 года в абсолютных значениях. Не менее значительное уменьшение в ежегодной численности потерпевших зафиксировано в 37 регионах (из 85).

Учитывая, что криминальная статистика напрямую влияет на оценку деятельности правоохранителей, они стремятся снижать показатели преступности и повышать раскрываемость преступлений. Для этого, например, более охотно регистрируются (или даже конструируются) «легкие» дела и, наоборот, максимально отсеиваются нежелательные «сложные» случаи. Все главные решения о виновности или невиновности, иначе говоря, о судебной перспективе дела принимаются до возбуждения уголовного дела. Другими словами, отсутствие или минимальное количество обращений граждан в правоохранительные органы не всегда говорит о низком уровне преступлений в регионе, это может быть и низкий уровень доверия полиции.

По данным МВД регионов, минимальные удельные значения по показателю «количество граждан, признанных потерпевшими (в пересчете на 10 000 населения региона)» зафиксированы в шести из семи регионов Северо-Кавказского федерального округа (кроме Ставропольского края). Максимальные — в Республике Тыва, Республике Бурятия, Забайкальском крае, Амурской области и Еврейской автономной области. Республика Тыва выделяется еще и тем, что по сравнению с 2014 годом ситуация там значительно ухудшилась (+41% прирост показателя), хотя результаты 2018 года были уже лучше, чем в 2017 (потерпевших меньше).

2) Погибли или причинен тяжкий вред здоровью

Данный показатель фиксирует, сколько граждан погибли или получили тяжкий вред здоровью в результате преступлений. Именно такие потерпевшие практически всегда регистрируются, их гораздо реже удается скрыть, исказив криминальную статистику.

В целом по стране в 2018 году было зафиксировано 66 297 человек, особенно сильно пострадавших (вплоть до гибели) от преступлений. Этот показатель также снижается в рассматриваемый период (-13% от уровня 2014 года).

Самые низкие значения по удельному показателю (на 10 000 населения) — в густонаселенных столичных городах, в республиках Северного Кавказа, а также в Белгородской, Калининградской, Костромской и Ростовской областях (значение показателя не достигает 3,5 потерпевших на 10 000 населения). Самые высокие — в Республике Тыва (24), малочисленных Чукотском автономном округе (14) и Еврейской автономной области (9), а также в Амурской области, Забайкальском крае и Республике Бурятия (9–10 потерпевших на 10 000 населения).

3) Несовершеннолетние участники преступлений

«Доля несовершеннолетних участников преступлений от численности детского населения в возрасте от 14 до 17 лет» — один из показателей государственной программы РФ «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности». Согласно отчетным данным, здесь нет особых отклонений от запланированных [8]. Другим таким показателем является «доля несовершеннолетних, совершивших преступления и общественно опасные деяния, от числа состоявших на учете в органах внутренних дел», где отклонения фактических значений показателя от планового имеют отрицательную динамику. В пояснительной записке это объясняется влиянием сложившейся судебной практики в отношении несовершеннолетних (прекращение уголовных дел за примирением сторон, назначение наказания в виде обязательных работ, применение условного осуждения без возложения каких-либо обязанностей и ограничений). «При обращении в суд и уголовно-исполнительные инспекции о применении усиленной меры наказания органы внутренних дел в большинстве случаев получают отказ в удовлетворении ходатайства, что ведет к совершению несовершеннолетними повторных преступлений. Так, в 2016 году судами не удовлетворено 60,5% ходатайств об отмене принудительных мер воспитательного воздействия в отношении подростков (от направленных органами внутренних дел). При направлении представлений об отмене условно-досрочного освобождения от отбывания наказания подростками органы внутренних дел в 20% случаев получают отказ, что также приводит к совершению повторных преступлений несовершеннолетними. Кроме того, на превышении значения показателя отразилось сокращение на 2,7% (в сравнении с 2015 годом) количества несовершеннолетних, состоявших на учете в органах внутренних дел» [9].

Наиболее благоприятная ситуация, согласно официальным данным (доля несовершеннолетних участников преступлений среди детского населения не достигает 0,5%), в шести из семи регионов Северо-Кавказского федерального округа (кроме Ставропольского края), а также в Белгородской области, Краснодарском крае, Москве, Московской области, Рязанской области и Санкт-Петербурге. Неблагополучной выглядит ситуация в Дальневосточном федеральном округе — в пяти из 11 регионов округа значение показателя превышает 1,5% (Амурская область, Забайкальский край, Республика Бурятия, Сахалинская область, Хабаровский край); в этот же список попадают: Иркутская область, Ненецкий автономный округ, Республика Алтай, Республика Карелия и Республика Тыва (с максимальным значением показателя — 2,2%).

С одной стороны, доля несовершеннолетних, участвующих в преступлениях, показывает масштабы криминогенности региона, потенциальной «кузницы кадров» (согласно официальным данным, 56% преступлений в 2018 году было совершено гражданами, ранее совершавшими преступления [10]). С другой стороны, по экспертным наблюдениям, есть и обратная сторона такой статистики о несовершеннолетних участниках преступлений: чем выше их доля, тем лучше работает полиция.

4) Предварительно расследовано преступлений

При расчете показателя «раскрываемость преступлений», повсеместно употребляемого в отчетных материалах о деятельности МВД, используются данные о количестве нераскрытых преступлений из числа находящихся в производстве за отчетный период (а именно: нераскрытые преступления — это те, производство по уголовным делам о которых приостановлено по пп. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). Так, согласно докладу «Состояние преступности в России» за 2018 год [11], раскрываемость всех преступлений составила 55,8%; преступлений против личности — 89,2%; преступлений против собственности — 40%.

Формально данный показатель должен свидетельствовать об эффективности работы правоохранительных органов. Однако не будем забывать о естественной латентной преступности: в случае низкого уровня доверия к полиции в регионе об имущественных, нетяжких преступлениях (например, кражах) многие потерпевшие не заявляют. Есть и специфика с регистрацией и раскрываемостью преступлений (приоритет наиболее простым в расследовании, а не наиболее общественно опасным деяниям; отсутствие независимых источников и регулярных специализированных независимых опросов для оценки уровня преступности и пр.). Но, пожалуй, главная проблема этого показателя — в пристальном внимании к нему со стороны «первых лиц государства» [12], что всегда значительно повышает риск манипуляций с цифрами.

В своем анализе в качестве показателя эффективности работы правоохранительных органов мы использовали менее «нагруженный ожиданиями» показатель «количество предварительно расследованных преступлений в отчетном периоде». Результатом предварительного расследования выступают следующие факты: а) постановление об отказе в возбуждении уголовного дела; б) уголовное дело направлено в суд; в) уголовное дело прекращено.

В целом по России в 2018 году на 100 зарегистрированных преступлений пришлось 55 предварительно расследованных. В десятку самых успешных по показателю регионов вошли: четыре из семи субъектов Северо-Кавказского федерального округа (Карачаево-Черкесская Республика, Республика Дагестан, Республика Северная Осетия — Алания, Чеченская Республика), а также Ненецкий автономный округ, Республика Алтай, Республика Калмыкия, Республика Мордовия, Чувашская Республика и Чукотский автономный округ. Хуже всего работа следствия была выстроена в следующих десяти регионах (значение показателя колеблется от 30 до 48): Волгоградская область, Воронежская область, Ленинградская область, Москва (самое низкое значение показателя), Нижегородская область, Новосибирская область, Орловская область, Республика Карелия, Тверская область, Ярославская область.

Региональная специфика

На основании вышеуказанных четырех показателей был рассчитан «Рейтинг регионов России по масштабам проблемы преступности». При этом показатели вошли с разным весом (исходили из их размерности в абсолютных значениях). По факту основную роль в оценке региона играют два показателя: «потерпевшие от преступлений — физические лица» и «предварительно расследовано преступлений» (подробнее алгоритм расчетов описан в разделе «Методология»).

Самые благополучные регионы

Конечно, это все те же шесть субъектов Северно-Кавказского федерального округа (из семи): Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия — Алания и Чеченская Республика. Такое единообразие административно автономных субъектов вызывает вопросы о достоверности данных (и не у нас одних; исследователи часто исключают этот регион из анализа), но из-за отсутствия других сопоставимых данных мы оставляем читателю возможность ответить на него самостоятельно.

Эти шесть субъектов оказались единообразны еще по одному показателю — «доля граждан, не имеющих постоянного дохода, среди всех граждан, совершивших преступления». Среднее значение по России, по данным за 2018 год — 64,6%; в шести указанных субъектах (и еще только в Республике Калмыкия) показатель превысил 75%.

Также благополучными (хотя и не в столь превосходной степени, как Северо-Кавказские республики) по результатам 2018 года оказались: Белгородская область, Курская область, Республика Адыгея, Республика Калмыкия, Республика Мордовия, Рязанская область и Чувашская Республика. Среди них заметный прогресс (улучшение позиций в рейтинге с ходом времени) показали Белгородская область и Чувашская Республика.

Самые неблагополучные регионы

Прежде всего это Республика Тыва: она занимает последнее место по четырем из трех показателей рейтинга (кроме «предварительно расследовано преступлений»). И ситуация в регионе серьезно не меняется за весь рассматриваемый период (с 2014 года).

Кроме того, стабильно в аутсайдерах по остроте проблемы преступности (на уровне D или E по результатам 2018 года и еще не менее трех лет за рассматриваемый период) шесть субъектов Дальневосточного федерального округа: Амурская область, Еврейская автономная область, Забайкальский край, Республика Бурятия, Сахалинская область, Хабаровский край, а также Москва, Тверская область и Республика Карелия.

Самые благополучные регионы (А)
  • Курская область
  • Карачаево-Черкесская Республика
  • Республика Ингушетия
  • Белгородская область
  • Рязанская область
  • Чеченская Республика
  • Республика Калмыкия
  • Республика Адыгея
  • Кабардино-Балкарская Республика
  • Республика Дагестан
  • Республика Северная Осетия – Алания
  • Чувашская Республика
  • Республика Мордовия
Регионы, в которых проблема выражена ниже среднего (B)
  • Астраханская область
  • Оренбургская область
  • Республика Саха (Якутия)
  • Санкт-Петербург
  • Севастополь
  • Чукотский автономный округ
  • Тамбовская область
  • Костромская область
  • Липецкая область
  • Тульская область
  • Московская область
  • Ульяновская область
  • Пензенская область
Регионы со средней выраженностью проблемы (C)
  • Ростовская область
  • Республика Башкортостан
  • Мурманская область
  • Воронежская область
  • Свердловская область
  • Владимирская область
  • Томская область
  • Калужская область
  • Ставропольский край
  • Республика Крым
  • Псковская область
  • Республика Татарстан
  • Ивановская область
  • Пермский край
  • Кировская область
  • Ленинградская область
  • Архангельская область (без а/о)
  • Алтайский край
  • Ненецкий автономный округ
  • Красноярский край
  • Краснодарский край
  • Кемеровская область
  • Саратовская область
  • Республика Марий Эл
  • Приморский край
  • Ханты-Мансийский автономный округ – Югра
  • Удмуртская Республика
  • Тюменская область (без а/о)
  • Самарская область
  • Брянская область
  • Орловская область
  • Смоленская область
  • Камчатский край
  • Ямало-Ненецкий автономный округ
  • Республика Алтай
  • Курганская область
  • Вологодская область
  • Омская область
  • Калининградская область
  • Челябинская область
  • Республика Хакасия
  • Нижегородская область
Самые проблемные регионы (D и Е)
  • Ярославская область
  • Магаданская область
  • Новгородская область
  • Хабаровский край
  • Республика Бурятия
  • Республика Карелия
  • Москва
  • Волгоградская область
  • Новосибирская область
  • Иркутская область
  • Амурская область
  • Сахалинская область
  • Тверская область
  • Забайкальский край
  • Республика Коми
 
  • Республика Тыва
  • Еврейская автономная область

Интересно сравнить результаты нашего анализа с результатами ежегодного мониторинга общественного мнения, проводимого исследовательским агентством ВЦИОМ по заказу МВД [13]. Так, по результатам опроса населения в 2018 году к наиболее благополучным регионам отнесены: Белгородская (по результатам нашего анализа получила оценку A), Магаданская (D), Тюменская (C) и Псковская (C) области, республики Мордовия (A) и Хакасия (C), Ненецкий (C) и Чукотский автономные округа (B). К регионам России, в которых была зафиксирована, наоборот, наиболее негативная оценка населением деятельности полиции, отнесены: Саратовская (C), Челябинская (C), Ульяновская (B), Сахалинская (D) и Новгородская (C) области, Республика Тыва (E), Карачаево-Черкесская Республика (A).

Таким образом, наибольшие расхождения статистических данных и мнения населения коснулись следующих регионов:

  • статистика дает более позитивную картину, чем опрос населения: в Ульяновской области и Карачаево-Черкесской Республике;
  • статистика дает более негативную картину: Магаданская область.

Поиск подобных расхождений, их изучение, а также дальнейшая верификация официальных сведений о социальных проблемах регионов данными из альтернативных источников является одной из задач дальнейшего развития информационной платформы «Если быть точным». Приглашаем исследователей и аналитиков в команду! Пишите нам на nuzhna@tochno.st

Ограничения использования Рейтинга

1) Назначение рейтинга -демонстрация масштабов проблемы преступности в каждом регионе. Данный рейтинг напрямую не позволяет оценить эффективность предпринимаемых действий по решению проблемы в каждом конкретном регионе, однако может быть использован как отправная точка для такого анализа.

2) Место региона в рейтинге отражает позицию региона по сравнению с другими регионами в расчетном году. Формально абсолютные значения региона могут улучшиться по сравнению с предыдущим годом, а позиция в рейтинге при этом, наоборот, ухудшиться. Такая ситуация возможна, если в текущем году у других регионов успехи были в среднем выше, чем у данного региона.

3) Для расчета рейтинга использовались исключительно официальные открытые данные, которые имеют собственные ограничения.

4) Официальные сведения, поступающие из республик Северного Кавказа, часто выглядят как аномалия, заметно отличаясь от общероссийских и общемировых тенденций. По этой причине, во многих исследованиях по теме преступности регионы СКФО сразу исключают из анализа как заведомо недостоверные. Концепция платформы «Если быть точным» — представить данные по всем регионам России; мы оставляем право пользователю самому сделать вывод о качестве и правдоподобности данных.

Над материалом работали

Команда БФ «Нужна помощь»: Елизавета Язневич, Наталия Фреик, Петр Силаев

Благодарим Институт проблем правоприменения (учрежден Европейским университетом в Санкт-Петербурге) за планомерный вклад в изучение темы преступности и лично Кирилла Титаева — за неоднократное консультирование команды БФ «Нужна помощь» в ходе работы над материалом.


  1. Кнорре А., Титаев К. Преступность и виктимизация в России. Результаты всероссийского виктимизационного опроса. СПб: ИПП ЕУ СПб, 2018, http://www.enforce.spb.ru/images/analytical_review/irl_rcvs_memo_29.10.pdf
  2. Только за шесть месяцев в 2017 году выявлено свыше 650 тыс. нарушений закона, связанных с учетом преступлений, а всего за пять лет их количество составляет уже несколько миллионов. https://www.kommersant.ru/doc/3448048?from=doc_vrez
  3. http://www.enforce.spb.ru/images/Staff/Crimestat_report_2015_IRL_KGI.pdf
  4. Криминальная статистика: механизмы формирования, причины искажения, пути реформирования. Исследовательский отчет / М. Шклярук, Д. Скугаревский, А. Дмитриева, И. Скифский, И. Бегтин. — СПб.; Москва: Норма, Центр независимых социальных исследований и образования, 2015, http://www.enforce.spb.ru/images/Staff/Crimestat_report_2015_IRL_KGI.pdf
  5. Там же
  6. Козенко А. Конвейер красивых цифр Ученые выяснили, как полиция и СК скрывают реальную статистику преступлений, 18.03.2015, https://meduza.io/feature/2015/03/18/konveyer-krasivyh-tsifr
  7. Источником сведений выступают данные статистического наблюдения по форме 3-ЕГС «Сведения о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях» и форме 4-ЕГС «Сведения о состоянии преступности и результатах расследования преступлений». Ведомство, ответственное за сбор данных в обоих случаях, — Главный информационно-аналитический центр Министерства внутренних дел России.
  8. https://мвд.рф/upload/site1/document_file/protivodeystvie_prestupnosti.pdf
  9. Там же
  10. Конечно, стоит учитывать и то обстоятельство, что граждане, имеющие судимость, являются наиболее удобной категорией для правоохранительных органов в процессе раскрытия преступлений. https://media.mvd.ru/files/application/1241295
  11. https://media.mvd.ru/files/application/1518099
  12. «Показатели раскрываемости преступлений мешают полиции»: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2013/02/14/grabli_raskryvaemosti
  13. https://мвд.рф/publicopinion
Материал был полезен?
Проект создан и поддерживается командой аналитиков и программистов благотворительного фонда «Нужна помощь». Фонд существует за счет пожертвований. Пожалуйста, поддержите нашу работу.
Поддержать проект
Мы всегда рады вашим письмам
Присылайте ваши вопросы, отклики и предложения на почту nuzhna@tochno.st.
Проекту предстоит долгий путь доработки и развития, и мы хотим сделать его максимально полезным для вас.
Доступ к API проекта «Если быть точным».
Оформление подписки
Мы будем присылать вам письмо с новостями проекта один раз в квартал.
Чтобы подписаться на обновление отдельной проблемы, пройдите по ссылке в первом письме.
Вы успешно подписались на рассылку!
Что-то пошло не так. Попробуйте повторить отправку
Обработка персональных данных
Согласие на обработку персональных данных

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Обработка Персональных данных может быть прекращена в любой момент путем направления Вами письменного заявления в Фонд или представителю Фонда по электронному адресу mne@nuzhnapomosh.ru.