• Главная
  • Библиотека материалов
  • Миллионы россиян живут в депрессивных моногородах, которые появились еще во времена СССР. Их пытаются «оживить» — но пока получается не очень. Совместное исследование «Если быть точным» и РЭШ

Миллионы россиян живут в депрессивных моногородах, которые появились еще во времена СССР. Их пытаются «оживить» — но пока получается не очень. Совместное исследование «Если быть точным» и РЭШ

Три четверти моногородов относятся к неблагополучным
Иллюстрация: нейросеть Midjourney
В России больше трехсот городов, население которых зависит от одного предприятия или от одной отрасли промышленности. Моногорода стали появляться в СССР еще сто лет назад, но в них до сих пор живет почти 10% россиян. Часто это депрессивные места с быстрым оттоком населения и плохими условиями для жизни. «Если быть точным» совместно с Российской экономической школой изучил, как пустеют моногорода, сколько зарабатывают их жители и есть ли способы оживить эти территории. 

В моногородах живет каждый десятый россиянин

Города узкой специализации появились в России в 1930-1950-х годах. Тогда в СССР шла ускоренная индустриализация, и производства с нуля размещались там, где для них было сырье. Так на Урале возникли центры металлургии и оборонные предприятия, в Карелии и Архангельской области — целые города, которые занимаются переработкой древесины, в Мурманской области — горнообогатительные комбинаты, а в Коми — разработки угольных и нефтегазовых месторождений.

Многие монопрофильные города плохо пережили развал отраслевой структуры советской экономики – и либо превратились в депрессивные территории, либо полностью опустели. Например, в Кадыкчане в Магаданской области раньше добывали уголь, но в 1996 году после взрыва на шахте производство закрыли. С начала 2000-х Кадыкчан заброшен и превратился в «город-призрак».

Сейчас моногородом в России считается населенный пункт, где как минимум 20% работников трудятся на одном предприятии (либо нескольких предприятиях, чья работа объединена одним производственным циклом), а численность населения — больше трех тысяч человек. Перечень моногородов формируется для государственной поддержки. В него не входят моногорода нефтегазовой сферы, поскольку они считаются экономически благополучными, а также закрытые города Минобороны.

Всего в моногородах, по данным Росстата, живет 12,7 млн человек — 9% населения страны. К 2022 году в России насчитывался 321 такой город. Больше всего их в Кемеровской области (24) и на Урале — в Свердловской (17) и Челябинской (16) областях. В каждом из этих регионов, а также в республике Татарстан в моногородах живет более миллиона человек. 

Почему это число — не точное

Это связано с критериями, по которым присваивается статус моногорода. В списке моногородов есть поселения, где число жителей не превышает трех тысяч человек. Вероятно, они попали в список, потому что считаются моногородами исторически.

Критерий по проценту занятости тоже не всегда выполняется. Косвенно это подтверждается тем, что доля занятых на одном предприятии нередко меньше 20%. Например, в моногородах Северо-Западного федерального округа этот показатель в среднем не превышает 15%.

Экономика малых городов подвижна – любые изменения в жизни предприятия могут очень резко качнуть пропорцию занятости. Так, с 2014 года число моногородов выросло — с 313 до 321. «‎Допустим, в городе есть оборонный завод, и он взял крупный заказ, на завод вернулись люди, которые когда-то были сокращены оттуда — автоматически занятость на градообразующем предприятии выросла», — говорит доцент Высшей школы урбанистики им. А. А. Высоковского НИУ ВШЭ Виктория Боос.

Кроме того, властям муниципалитетов выгодно обладать статусом моногорода, чтобы получать федеральную поддержку, поэтому число таких городов не снижается. «Власти регионов включали в [перечень] как можно больше городов в надежде получить федеральную помощь», — отмечает специалист по социально-экономическому развитию регионов Наталья Зубаревич. Монопрофильность на самом деле могли утратить до ⅔ городов из списка, считает эксперт. По данным Минэкономразвития, к 2018 году критериям перечня не соответствовали 107 городов, включенных в него.

В 12 регионах в моногородах живет от 20% населения и больше. Абсолютный лидер — Кемеровская область, где 60% населения — жители моногородов. За ней следуют Челябинская и Вологодская области, где в таких городах живет треть населения. 

На Кузбассе и в Челябинской области просто много индустриальных городов, а в Вологодской области к моногородам относится Череповец — второй по численности город региона с населением в 300 тысяч человек, в котором находится сталелитейная и горнодобывающая компания «Северсталь». 


Если, например, в Великобритании моногорода чаще возникали естественным путем, то в СССР многие производства размещались политически — государство просто решало, что здесь должен быть город, говорит профессор РЭШ Герхард Тевс. Такие города тоже обычно строили вокруг природных ресурсов, но в трудных климатических условиях и на удалении от рынков сбыта, что делало производство невыгодным (по крайней мере, по меркам рыночной экономики). Плановая модель предполагала, что концентрация ресурсов в стратегических отраслях важнее, чем рентабельность конкретного предприятия. 

Хороший пример — город Байкальск, который был основан в 1960-е для строителей Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. В первую очередь предприятие должно было производить целлюлозный шинный корд для военной авиации. Но уже к окончанию строительства потребность в нем отпала, так как авиация перешла на корд из металла. 

Впоследствии Байкальский ЦБК стал крупнейшим источником загрязнения Байкала, а в 2013 году его закрыли. Сейчас Байкальск планируют сделать «визитной карточкой экотуризма». Он находится почти в трех часах езды от Иркутска, региональной столицы и ближайшего крупного города. В среднем, по нашим расчетам, моногорода находятся в 152 км от региональных столиц. 

Три четверти моногородов — неблагополучные

Жители моногородов особенно уязвимы в кризисные периоды, которые при этом могут не совпадать с общим экономическим циклом в стране. Иными словами, город зависит от одного предприятия, а само предприятие — от цен на сырье, объемов госзаказа или других факторов, которые могут быть слабо связаны с состоянием экономики в целом. 

Когда градообразующее предприятие терпит убытки, оно перестает вкладываться в социальную жизнь города, растет безработица, падают доходы населения. В спокойные времена именно крупные предприятия выступают гарантами стабильности и «спонсорами» многих социальных программ в муниципалитетах.  

Так, в 2022 году свой бизнес в России стали закрывать западные компании. В их числе оказалась, например, «Икеа», которой принадлежал завод «ИКЕА Индастри Вятка», градообразующее предприятие города Красная Поляна Кировской области. На заводе работали 700 человек, 385 из них были уволены (общая численность занятого населения города, по данным на 2019 год, составляла чуть менее 2 тысяч человек). В 2023 году стало известно, что завод выкупила российская компания «Лузалес» — однако вернутся ли к работе уволенные сотрудники, неясно. 

Как к жизни в моногородах адаптируются жители

Исследовав города СЗФО, старший научный сотрудник Института социологии РАН, исследовательница моногородов Елена Недосека пришла к выводу, что жители моногородов выработали низовые практики, которые позволили приспособиться к текущей социально-экономической ситуации.

  • Отходничество или вахтовый метод. Жители уезжают на заработки в другие города: миллионники или «на Севера».
  • Маятниковая миграция внутри локальных агломераций, например: Кировск, Апатиты, Мончегорск в Мурманской области или Бокситогорск, Пикалево, Тихвин в Ленинградской. Города-спутники более стабильны в социально-экономическом плане, чем изолированные моногорода.
  • Участие в неформальной экономике. Жители моногородов могут заниматься частными перевозками, репетиторством, строительством или охотой и собирательством.
  • Распределенный образ жизни. Горожане, помимо основной квартиры, имеют дачу, где выращивают фрукты и овощи. Это дополнительный элемент устойчивости домохозяйства.

 

Ушедшим западным компаниям принадлежало девять градообразующих предприятий в России. Гораздо больше — треть всех предприятий моногородов — после 24 февраля 2022 года оказались под санкциями, подсчитали аналитики Центра стратегического развития. Наиболее пострадавшей отраслью стала деревообработка на северо-западе страны. 

В кризис в моногородах растет смертность от внешних причин — отравлений алкоголем, повреждений, убийств, считает доцент Высшей школы урбанистики им. А. А. Высоковского НИУ ВШЭ Виктория Боос. Сюда входят и так называемые смерти от отчаяния — хронического употребления алкоголя, наркотиков и самоубийств. В отраслях, на которых чаще всего специализируются моногорода, заняты в основном мужчины: они составляют 84% занятых в добыче полезных ископаемых, 63% — в обрабатывающих производствах. В кризисные времена многие переходят на неполный рабочий день или вовсе теряют работу, начинают вести маргинализированный образ жизни, попадают в зависимости

В зависимости от благополучия правительство делит моногорода на три категории: «‎красную», «‎желтую» и «‎зеленую». Две трети жителей моногородов живут в городах со сложным социально-экономическим положением или рисками его ухудшения — это 8,4 миллиона человек («‎красная» и «‎желтая» категории). 

Примерно половина из них — в городах «красной» зоны. Больше всего таких городов — в Кемеровской (9) и Челябинской (7) областях и Карелии (6). Депрессивные населенные пункты есть в 32 из 63 регионов, где находятся монопрофильные города. 

Как правительство определяет благополучность города

Чтобы оказаться в наиболее депрессивной — «‎красной» — зоне, город должен отвечать двум из пяти критериев:

  • градообразующее предприятие закрыто или на грани банкротства;
  • как минимум 10% работников градообразующего предприятия попадут под сокращение в ближайшее время;
  • градообразующее предприятие работает в отрасли с неблагоприятной рыночной конъюнктурой;
  • безработица в городе как минимум в два раза превышает среднероссийскую;
  • опросы показывают, что жители считают социально-экономическую обстановку в городе неблагоприятной.
К городам «желтой» зоны относятся такие, где под сокращение в ближайшее время попадают как минимум 3% работников градообразующего предприятия или уровень безработицы превышает средний по России. В городах «зеленой» зоны все стабильно: градообразующее предприятие работает, уровень безработицы не превышает средний по стране, сокращать более 3% работников не планируется.

Благополучие предприятия и отрасли, на которой оно специализируется, не всегда напрямую связано с благополучием города, говорят эксперты. Однако по статистике самые депрессивные моногорода – те, которые специализируются на производстве стекла, лесозаготовке и лесообработке. А отрасли с самым большим числом «зеленых» городов — пищевая или химическая промышленность и производство строительных материалов.

Моногорода пустеют в три раза быстрее, чем обычные 

Жители моногородов больше других рискуют остаться без работы не только в периоды экономической нестабильности. «В моногороде, если человек теряет работу на градообразующем предприятии, ему больше негде устроиться: нет секторов экономики, которые поглотят рабочую силу. А людей сокращают не только в кризис, но и тогда, когда получается автоматизировать производство, сделать его более эффективным», — рассказывает профессор Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ и генеральный директор Института экономики города Александр Пузанов.

Из-за отсутствия работы и перспектив моногорода теряют своих жителей еще с 1990-х. Последние десять лет население сокращается в 92% из них, в сумме эти города потеряли 734 тысячи человек. Общая численность населения монопрофильных городов, включая те, в которых население не падало или даже росло, сократилась на 624 тысячи (или на 5%) — это сравнимо с населением Махачкалы, крупнейшего города Северо-Кавказского округа.

Это консервативная оценка, которая опирается на показатели прописки по месту жительства – реальные миграционные потери могут быть еще выше. Активнее всего уезжают молодые люди, рождаемость в городе тоже снижается — в результате моногорода терпят и миграционную, и естественную убыль населения, показывают исследованияНапример, в британских моногородах, где профильное производство закрылось, растет доля не состоящих в браке людей, а также сокращается доля женщин в населении; эти и другие факторы негативно сказываются на рождаемости..

Сильнее всего страдают небольшие города. Численность населения пяти моногородов с самой быстрой убылью населения в последние десять лет не превышает 52 тысячи человек. Почти на треть за десятилетие сократилось население поселков городского типа Жарковский в Тверской области (деревообработка) и Угловка в Новгородской области (добыча известняка), почти на четверть — города Инта республики Коми (добыча угля). 

Отток из малых городов в крупные — это тенденция, характерная не только для моногородов, отмечает Александр Пузанов. Однако моногорода пустеют быстрее остальных. Мы изучили базу данных показателей муниципальных образований Росстата и выяснили, что с 2011 года население моногородов в среднем по России сократилось на 7%, а остальных городов (исключая столицы) — на 2,1%. Города из «красной» зоны пустеют быстрее всего. 

Как мы считали

Мы разделили города, данные по которым есть в Базе данных муниципальных образований Росстата, на шесть категорий в зависимости от численности населения. Затем мы вычислили среднюю динамику численности населения для городов каждой категории, и сравнили с динамикой численности моногородов с такой же численностью. Динамику численности моногородов смотрели отдельно для каждой группы «депрессивности» (это разделение, которое использует правительство, подробнее о нем — выше; в моногородах «красной» группы самое тяжелое социально-экономическое положение).

Мы собрали статистику по 271 городу, для которых есть данные по численности и за 2012, и 2022 год. Из анализа мы исключили все столицы регионов.

Также мы собрали информацию о градообразующих предприятиях городов и их специализации. Градообразующее предприятие для каждого города мы искали в открытых источниках: на сайтах региональных и муниципальных властей, в научных работах и аналитических докладах, публикациях в федеральных и местных СМИ.

Отрасль специализации предприятий искали в системе СПАРК-Интерфакс. Если градообразующее предприятие не числилось в системе, мы искали его сайт и выписывали основной вид деятельности оттуда.

В классификации мы учитываем и широкие специализации — «Машиностроение», «Металлургия», «Химическая промышленность», «Добыча полезных ископаемых», и их подтипы — «Добыча угля», «Авиастроение», «Вагоностроение». Подтипы нужны для того, чтобы сравнивать разные по своей сути предприятия внутри одной отрасли: производство двигателя для истребителя и легкового автомобиля ориентированы на разных потребителей и будут прибыльны или убыточны в разных условиях. Аналогичная ситуация с добычей угля и алмазов.

Но и большие моногорода теряют своих жителей. В абсолютных значениях самая большая убыль населения — в Тольятти, крупнейшем монопрофильном городе России, где находится «АвтоВАЗ». В 2022 году население Тольятти составило 686 тысяч человек, убыль с 2012 года — 34 тысячи человек. 

Для крупных городов отток жителей не так опасен, потому что там накапливаются и дольше сохраняются социально-экономические ресурсы, считает Елена Недосека, старший научный сотрудник Института социологии РАН, исследовательница моногородов. Но нужно обращать внимание не только на численность, но и качество населения: для большинства моногородов характерен интенсивный отток экономически активного населения, который приводит к вымыванию человеческого потенциала территорий.

В СССР молодежь оказывалась в моногородах по распределению: выпускников средних и высших учебных заведений направляли на предприятия. К тому же, при предприятиях были собственные техникумы и институты. Сейчас связи между учебными заведениями и предприятиями разрушились, говорит Недосека. Она приводит в пример город Набережные Челны («КАМАЗ»): хотя предприятие предлагает программы целевой подготовки, местные вузы и ссузыСредние специальные учебные заведения. в основном готовят специалистов другого профиля, потому что молодые люди предпочитают уезжать в более крупные города. 

Причем с ростом доходов в беднейших городах миграционный отток может только усилиться — у людей, которые хотели переехать, но не могли себе этого позволить, появляется такая возможность. 

Только в трети моногородов зарплаты — выше среднего по отрасли 

Самая частая специализация моногородов — машиностроение, им занимаются в 70 населенных пунктах. На втором месте — добыча полезных ископаемых (64 города). 

В некоторых отраслях доля занятых на одном предприятии может быть значительно выше пороговых 20%. Лидер по этому показателю — легкая промышленность: в моногородах с этой специализацией в среднем почти половина всех трудящихся работают на градообразующих предприятиях.

На отдельных производствах может быть занято почти все трудоспособное население города. В поселке Восток Приморского края с населением 3,2 тысячи человек 90% трудящихся работают на Приморском горно-обогатительном комбинате, а в поселке Каменка Ивановской области (3,7 тысячи человек) 80% — на швейном производстве «Красный Октябрь». 

Когда предприятие становится главным работодателем, возникает ситуация монопсонии – на рынке труда всего один покупатель и много предложений, объясняет Герхард Тевс. Это дает компании возможность снижать заработную плату или предлагать работникам менее выгодные условия. 

Разница в зарплатах между моногородами и другими населенными пунктами может быть связана как с отраслевой структурой экономики, так и с доминированием одного предприятия (монопсонией). Чтобы примерно оценить второй эффект, мы сравнили зарплаты в моногородах со средними зарплатами в регионе в той же отрасли, на которой специализируется градообразующее предприятие. 

Получилось, что в 166 из 241 моногородов, по которым есть данные, зарплаты в среднем на 19% ниже, чем по отрасли в регионе. Самая значимая разница — в бурятском Закаменске, где работают предприятия горнодобывающей промышленности. Его жители получают на 63% меньше, чем остальные работники добывающих производств в Бурятии. 

Примерно в трети моногородов (75 из 241) зарплаты, напротив, выше средних. Лидер — Ермолино в Калужской области, где находится хлопчатобумажное производство «Ермолино». Зарплаты в городе выше на 187%, чем в среднем на текстильных производствах Калужской области. 

Как решать проблемы моногородов

С упадком индустриальных городов столкнулась не только Россия. Например, Рурская область Германии в начале прошлого века состояла из городов, специализирующихся на добыче угля и производстве стали. 

В конце 1950-х в этих отраслях случился кризис, и в течение следующих десятилетий власти стали комплексно решать проблемы территорий. На первом этапе они выделяли дотации производствам и субсидировали потребление угля. Позднее – начали переквалификацию работников, чей труд уже был не нужен отрасли. Шахты закрывали постепенно — последняя прекратила свою работу только в 2018 году. Крупнейшая шахта Цольферайн стала объектом ЮНЕСКО, на месте неработающего производства сейчас музей. Важную роль в преобразовании сыграли университеты — сейчас в Рурской области их больше двадцати, что делает регион привлекательным для инвестиций и миграции.     

Еще один пример — канадский город Тамблер Ридж. Он был основан в 1981 году при угольной шахте и процветал. Однако к концу 1980-х цены на уголь начали падать, это отпугивало инвесторов, население стало сокращаться, и в 2000 году шахта была закрыта. Но Тамблер Ридж не опустел: около него нашли следы и окаменелости динозавров, что позволило привлечь туристов. Теперь здесь расположен геопарк ЮНЕСКО. Позднее в городе стали развивать ветровую энергетику, пользуясь особенностями ландшафта. 

В России в 2016 году запустили программу поддержки моногородов. Но она оказалась неэффективной: ее раскритиковал в том числе Алексей Кудрин, тогда возглавлявший Счетную палату. Программа не помогала ни развивать, ни постепенно расселять моногорода. 

Что включала программа

Программа «Комплексное развитие моногородов» должна была снизить зависимость городов от градообразующих предприятий, уменьшить количество моногородов и благоустроить городскую среду.

В моногорода пытались привлекать предпринимателей за счет сниженных налогов и других льгот. В них создавали «территории опережающего развития»: предприниматели могли не платить налог на прибыль и землю в течение трех-пяти лет после получения первой выручки, страховые взносы для резидентов снизили с 30% до 7,6%.

Однако в 2019 году программа была прекращена. «Государственная поддержка [моногородов] не носила системного характера. За период реализации программы с 2016 по 2018 год снизилась предпринимательская активность, число ликвидированных организаций превысило вновь зарегистрированные. Среднемесячная заработная плата работников организаций в моногородах ниже среднероссийского показателя, растет уровень безработицы, численность трудоспособного населения сокращается», — говорится в отчете Счетной палаты, посвященном проверке эффективности программы.

«Проблема в том, что программа предлагала узкий набор решений, единых для всех городов: развитие предпринимательства, благоустройство, субсидии. Но где-то могут быть полезны, например, инфраструктурные решения: улучшить сообщение с соседним городом, где люди могли бы найти работу. Не пришлось бы изобретать велосипед в малом городе, куда бизнес не хочет идти несмотря на преференции», — говорит Александр Пузанов.

В 2019 году правительство запустило новую программу, рассчитанную до 2024 года. Ее основные цели — создание новых постоянных рабочих мест и привлечение в моногорода частных инвестиций.

Зарубежные примеры объединяет одна черта: города перешли от специализированного промышленного производства к высокотехнологичным секторам и сфере услуг. Это признак перехода от индустриального общества к информационному.

В российских моногородах тоже важно развивать постиндустриальную экономику, а не просто снижать процент занятых на градообразующем предприятии, считают эксперты. Среди прочего, это помогло бы в том числе увеличить женскую занятость. 

«Оживить» моногород можно, диверсифицировав его экономику. Самый частый способ — развитие туризма. Один из примеров — город ЧебаркульГрадообразующее предприятие — кузнечно-штамповочное производство «Уральская кузница» в Челябинской области. В 2013 году в местное озеро упал метеорит, и власти сделали это «фишкой» города: появились метеоритные туры, а вместе с ними и поездки по другим достопримечательностям региона, например, в нацпарк Таганай или на озеро Тургояк. Вслед за туристической сферой стал развиваться и сельскохозяйственный сектор — производство молочных продуктов. 

Другой пример — город Выкса в Нижегородской области. При поддержке Объединенной металлургической компании в городе проходит фестиваль стрит-арта «Арт-овраг», благодаря которому в городе появляются работы всемирно известных уличных художников и развивается туризм. 

Однако город с населением 40-50 тысяч «одним туризмом не прокормится», а для создания высокотехнологичных производств может не хватать кадров, отмечает Боос. По ее мнению, постиндустриальный сектор может быть скорее «добавкой» для городов с индустриальной базой. 

В некоторых случаях единственной эффективной мерой поддержки становится постепенное расселение города. Но такой вариант обычно не рассматривают местные и региональные власти — для них это понижение их статуса, объясняет Пузанов. 

Такая ситуация сложилась, например, с городом Жирекен в Читинской области — о его расселении говорят много лет, но до сих пор ничего не происходит. О том, что поселок нужно расселить, заявлял губернатор Забайкальского края Константин Ильковский. Местный молибденовый комбинат остановил производство еще в 2013 году, без работы остались 1200 человек (все население поселка на тот момент — 4,6 тысячи человек). За десять лет население города сократилось на 10% – в два раза сильнее, чем в среднем по всем моногородам в России.   

Но некоторые моногорода нельзя ни расселить, ни диверсифицировать – как город Тында в Амурской области, который вырос вокруг узловой станции БАМа и тесно связан с железной дорогой. В таких населенных пунктах нужно интегрировать культурный и сервисный сектора в экономику города, не пытаясь бороться с его специализацией, считают эксперты. 

Автор: Елизавета Стрючкова, Анастасия Кокоурова, Сергей Бондарьков
Инфографика: Артем Иволгин, Екатерина Буркова
Старший научный консультант: профессор РЭШ Герхард Тевс 

Подпишитесь на наш канал в Telegram или оставьте обратную связь с помощью бота

Материал был полезен?

Проект создан и поддерживается командой аналитиков и программистов благотворительного фонда «Нужна помощь». Фонд существует за счет пожертвований. Пожалуйста, поддержите нашу работу.
Обработка персональных данных
УТВЕРЖДЕНО
Директором
Благотворительного фонда
помощи социально-незащищенным гражданам
«Нужна помощь»
(Приказ №1 от 01.01.2021 г.)

Политика

Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

  1. Общие положения

    1. Настоящая Политика (далее — «Политика») разработана Благотворительным фондом помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь», юридический адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405 (далее — «Фонд») с целью детального описания подхода Фонда к обработке персональных данных пользователей сайта, сервисов, проектов Фонда, которые он собирает, хранит и обрабатывает, а также обеспечению безопасности персональных данных.
    2. Обрабатывая персональные данные Фонд выступает в качестве оператора персональных данных (в соответствии с определением ниже) и руководствуется требованиями законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации в области защиты информации и персональных данных, в частности, Федерального закона от 27 июля 2007 года № 152-ФЗ «О персональных данных», Постановления Правительства РФ от 1 ноября 2012 года № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных» и иными.
    3. При совершении действий по получению информации о Фонде на сайте Фонда, его деятельности, истории и управлении, а также о проектах, событиях предоставление Персональных данных не требуется, а также Фонд не совершает обработку Персональных данных, за исключением сведений, собираемых автоматически (сбор и обработка обезличенных данных о посетителях сайта (в т.ч. файлов «cookie») с помощью сервисов Интернет-статистики (Яндекс Метрика и Гугл Аналитика и других).
    4. Некоторые из функций Сайта (сервисов) Фонда возможно использовать, только если Фонд будет обрабатывать Персональные данные Субъекта персональных данных. В любом случае Фонд будет обрабатывать Персональные данные, которые предоставляет Субъект персональных данных или уполномоченное Субъектом персональных данных лицо, за исключением сведений, собираемых автоматически.
    5. В Политике используются следующие термины:
      1. автоматизированная обработка персональных данных — обработка персональных данных с помощью средств вычислительной техники;
      2. база персональных данных — упорядоченный массив персональных данных, независимый от вида материального носителя информации и используемых средств его обработки (архивы, картотеки, электронные базы данных);
      3. биометрические персональные данные — сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются для установления личности субъекта персональных данных;
      4. благотворительная помощь — безвозмездное передача Фондом денежных средств НКО, в соответствии с критериями Благотворительной программы «Нужна помощь.ру»;
      5. блокирование персональных данных — временное прекращение обработки персональных данных (за исключением случаев, если обработка необходима для уточнения персональных данных);
      6. персональные данные, разрешенные субъектом персональных данных для распространения — персональные данные, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных путем дачи согласия на обработку персональных данных, разрешенных субъектом персональных данных для распространения в порядке, предусмотренном законодательством;
      7. дата-центр — специализированная организация, предоставляющая услуги по размещению серверного и сетевого оборудования, сдаче серверов (в том числе виртуальных) в аренду, а также по подключению к сети Интернет;
      8. доступ к персональным данным — ознакомление определенных лиц (в том числе работников) с персональными данными субъектов, обрабатываемыми Фондом, при условии сохранения конфиденциальности этих сведений;
      9. информационная система персональных данных — совокупность содержащихся в базах данных персональных данных и обеспечивающих их обработку информационных технологий и технических средств;
      10. контрагент — сторона договора с Фондом, не являющаяся работником Фонда;
      11. конфиденциальность персональных данных — обязанность лиц, получивших доступ к персональным данным, не раскрывать их третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено законодательством;
      12. сайт (сервисы) Фонда — сайты Фонда в сети Интернет https://www.nuzhnapomosh.ru/, https://takiedela.ru/, https://tochno.st/, https://sluchaem.ru/, https://edu.nuzhnapomosh.ru/, https://shop.takiedela.ru/publishing, проекты Фонда;
      13. обезличивание персональных данных — действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных;
      14. обработка персональных данных — любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;
      15. распространение персональных данных — действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц;
      16. оператор — государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующее и (или) осуществляющее обработку персональных данных, а также определяющее цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными;
      17. персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных);
      18. предоставление персональных данных — действия, направленные на раскрытие персональных данных определенному лицу или определенному кругу лиц;
      19. специальные категории персональных данных — сведения, касающиеся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья;
      20. Субъект персональных данных — физическое лицо, пользователь сайта, сервисов, проектов Фонда, к которому относятся персональные данные;
      21. трансграничная передача персональных данных — передача персональных данных на территорию иностранного государства органу власти иностранного государства, иностранному физическому лицу или иностранному юридическому лицу;
      22. уничтожение персональных данных — действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных.
  2. Принципы и цели обработки персональных данных

    1. Обработка персональных данных Фондом осуществляется в соответствии со следующими принципами:
    2. Законность и справедливая основа обработки персональных данных. Фонд принимает все необходимые меры по выполнению требований законодательства, не обрабатывает персональные данные в случаях, когда это не допускается законодательством и не требуется для достижения определенных Фондом целей, не использует персональные данные во вред субъектам таких данных.
    3. Ограничение обработки персональных данных достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Целями обработки персональных данных являются:
      1. осуществления Фондом деятельности, предусмотренной Уставом;
      2. при совершении пожертвования на сайте Фонда — реализация уставных целей Фонда, в том числе путем осуществления благотворительной деятельности; получение Фондом пожертвований в денежной и натуральной форме, в том числе заключение и исполнение договоров пожертвования; выполнение требований федерального законодательства по раскрытию информации о деятельности благотворительной организации, размещение информации о деятельности Фонда в общедоступных источниках, в том числе на Сайте;
      3. в случаях использования сервисов Фонда — предоставление информации о функциях того или иного сервиса, направление уведомлений, материалов, предложений, связь с Субъектом персональных данных;
      4. при совершении покупок (товаров/услуг) — своевременное оформление заказа, доставка заказа, консультации по заказу;
      5. в случаях создания в личном кабинете — обеспечения участия в программах проектах, конкурсах Фонда, в том числе для подачи заявки, проведения экспертной оценки заявки и принятия решений, проведения исследований, оказания помощи в участии в мероприятиях; создание мероприятий; осуществления законных интересов Фонда, в том числе для проверки контрагента (в т. ч. по международным и национальным перечням террористов), проведения оценки благотворительных программ, информирования общественности о деятельности Фонда и проведения мероприятий внутреннего контроля, составления отчетности, осуществления уставной деятельности Фонда; исполнения возложенных на Фонд законом обязанностей, например, в случае предоставления информации уполномоченным государственным органам;
      6. для проведения статистических и иных исследований на основе обезличенных персональных данных.
    4. Обработка только тех персональных данных, которые отвечают заранее объявленным целям их обработки; соответствие содержания и объёма обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки; недопущение обработки персональных данных, не совместимой с целями сбора персональных данных, а также избыточных по отношению к заявленным целям обработки персональных данных. Фонд не собирает и не обрабатывает персональные данные, не требующиеся для достижения целей, указанных в пункте 2.3. Политики, не использует Персональные данные субъектов в каких-либо целях, кроме указанных.
    5. Недопущение объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, не совместимых между собой.
    6. Обеспечение точности, достаточности и актуальности персональных данных по отношению к целям обработки персональных данных. Фонд принимает все разумные меры по поддержке актуальности обрабатываемых персональных данных, включая (без ограничения) реализацию права каждого субъекта получать для ознакомления свои персональные данные и требовать от Фонда их уточнения, блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленных выше целей обработки без объяснения причин такого требования.
    7. Хранение персональных данных в форме, позволяющей определить Субъекта персональных данных, не дольше, чем этого требуют цели обработки персональных данных, если срок хранения персональных данных не установлен законодательством, договором, стороной которого является субъект персональных данных, а также согласием субъекта персональных данных на обработку данных.
    8. Уничтожение или обезличивание персональных данных по достижении заявленных целей их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, при невозможности устранения Фондом допущенных нарушений установленного законодательством порядка обработки персональных данных, отзыве согласия на обработку субъектом персональных данных, истечении срока обработки персональных данных, установленных согласием на обработку персональных данных, если иное не предусмотрено законодательством или договорами с субъектами персональных данных.
    9. Для целей указанных в п. 2.3. Политики Фонд осуществляет обработку следующих данных:
      Вид данных Цели обработки
      имя, фамилия, отчество, e-mail, телефон, данные банковской карты, IP (местонахождение), пол, адрес, возраст совершение пожертвований на сайте (сервисах) Фонда
      имя, фамилия, отчество, e-mail, номер телефона, адрес, данные банковских карт, ссылки на социальные сети, фотография, пол, возраст (дата рождения) создание Личного кабинета на Сайте (сервисах) Фонда
      имя, фамилия, отчество, e-mail, номер телефона, должность, место работы, фотография, данные банковских карт, IP (местонахождение), пол, адрес, возраст участие в проектах Фонда
      имя, фамилия, отчество, e-mail, номер телефона, адрес доставки (город, улица, номер дома, квартиры), данные банковских карт, IP (местонахождение), пол, адрес, возраст совершение покупок (товаров и/или услуг)
  3. Условия обработки персональных данных

    1. Обработка Персональных данных Фондом допускается в следующих случаях:
      1. При наличии согласия Субъекта на обработку его Персональных данных. Согласие дается путем активации чекбокса «Согласен с условиями политики конфиденциальности».
      2. При передаче Персональных данных Субъекта персональных данных на Сайте. При передаче данных Субъекта персональных данных третьим лицом, третье лицо гарантирует, что предварительно получило от Субъекта персональных данных согласие на передачу данных Фонду.
      3. Персональные данные подлежат опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с законодательством РФ; Обработка персональных данных необходима для осуществления и выполнения возложенных законодательством на Фонд функций, полномочий и обязанностей.
      4. Для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных и исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных.
      5. Обработка персональных данных Фондом необходима для осуществления прав и законных интересов Фонда и/или третьих лиц, либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъектов персональных данных.
    2. Фонд не раскрывает третьим лицам и не распространяет Персональные данные без согласия Субъекта, если иное не предусмотрено законодательством РФ.
    3. Фонд не обрабатывает Специальные категории персональных данных, Биометрические персональные данные.
    4. Фонд не осуществляет Трансграничную передачу Персональных данных Субъектов. Трансграничная передача Персональных данных на территории иностранных государств, может осуществляться только в случае наличия согласия в письменной форме Субъекта персональных данных на Трансграничную передачу его Персональных данных и/или исполнения договора, стороной которого является Субъект персональных данных.
      Фонд до начала осуществления трансграничной передачи Персональных данных обязан убедиться в том, что иностранным государством, на территорию которого предполагается осуществлять передачу Персональных данных, обеспечивается надежная защита прав субъектов Персональных данных.
  4. Способы обработки персональных данных

    1. Фонд осуществляет обработку персональных данных с использованием средств автоматизации, а также без использования таких средств.
      Политика распространяется в полном объеме на обработку персональных данных с использованием средств автоматизации, а при обработке персональных данных без использования средств автоматизации — только на те случаи, когда такая обработка соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, то есть позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных, и (или) доступ к таким персональным данным.
    2. При обработке персональных данных Фонд совершает следующие действия (операции) с персональными данными: сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.
    3. Кроме того, при наличии соответствующего согласия, Фонд размещает персональные данные благотворителей на Сайте (сервисах) Фонда, в результате чего они становятся доступными неограниченному кругу лиц. Фонд осуществляет распространение исключительно при наличии согласия субъекта персональных данных, которое может быть отозвано у Фонда в любой момент.
  5. Конфиденциальность персональных данных

    1. Работниками Фонда, получившими доступ к персональным данным, должна быть обеспечена конфиденциальность таких данных. Обеспечение конфиденциальности не требуется в отношении персональных данных, в части которых получено согласие на их распространение и данных, прошедших процедуру обезличивания.
    2. Для обеспечения конфиденциальности Персональных данных Фонд принимает и будет принимать технические, юридические и организационные меры безопасности, в частности:
      1. назначение должностных лиц, ответственных за организацию обработки и защиты персональных данных;
      2. принятие локальных нормативных актов в отношении обработки персональных данных; -предоставление неограниченного доступа к настоящей Политике;
      3. заключение договоров с лицами, обрабатывающими персональные данные по поручению Фонда, в соответствии с требованиями Федерального закона «О персональных данных»; -ограничение состава лиц, имеющих доступ к персональным данным;
      4. ознакомление субъектов с требованиями федерального законодательства и локальных нормативных актов Фонда по обработке и защите персональных данных;
      5. организация учета, хранения и обращения носителей информации;
      6. определение угроз безопасности персональных данных при их обработке, формирование на их основе моделей угроз;
      7. разработка на основе модели угроз системы защиты персональных данных;
      8. проверка готовности и эффективности использования средств защиты информации; -разграничение доступа пользователей к информационным ресурсам и программно-аппаратным средствам обработки информации;
      9. регистрация и учет действий пользователей информационных систем персональных данных; -использование антивирусных средств и средств восстановления системы защиты персональных данных;
      10. применение в необходимых случаях средств межсетевого экранирования, обнаружения вторжений, анализа защищенности и средств криптографической защиты информации;
      11. организация пропускного режима на территорию Фонда, охраны помещений с техническими средствами обработки персональных данных;
      12. использование для передачи персональных данных учтенных носителей информации (съемные жесткие диски, flash-карты и др.);
      13. запрещение работникам Фонда ввод персональных данных в информационные системы под диктовку, а также обработка персональных данных в присутствии лиц, не допущенных к их обработке;
      14. расположение мониторов ПЭВМ таким образом, чтобы исключать возможность просмотра персональных данных, отображаемых на экране, лицами, не допущенными к обработке персональных данных.
        Фонд принимает другие необходимые юридические, организационные и технические меры по защите персональных данных от незаконного или случайного доступа, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, передачи, распространения, а также других незаконных действий в отношении персональных данных, в частности, меры, предусмотренные Федеральным законом от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», Постановлением Правительства от 01.11.2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных» и другими нормативными правовыми актами.
    3. Фонд вправе с согласия субъекта поручить обработку персональных данных другому лицу, если иное не предусмотрено законодательством, на основании заключаемого с этим лицом договора, предусматривающего в качестве существенного условия обязанность лица, осуществляющего обработку персональных данных по поручению Фонда, соблюдать принципы и правила обработки персональных данных, предусмотренные законодательством. Объем передаваемых другому лицу для обработки персональных данных и количество используемых этим лицом способов обработки должны быть минимально необходимыми для выполнения им своих обязанностей перед Фондом.
      В поручении Фонда должны быть определены перечень действий (операций) с персональными данными, которые будут совершаться лицом, осуществляющим обработку персональных данных, и цели обработки, должна быть установлена обязанность такого лица соблюдать конфиденциальность персональных данных и обеспечивать безопасность персональных данных при их обработке, а также должны быть указаны требования к защите обрабатываемых персональных данных в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».
      При выполнении поручения Фонда на обработку персональных данных лицо, которому такая обработка поручена, вправе использовать для обработки персональных данных свои информационные системы, соответствующие требованиям безопасности, установленным законодательством, что отражается Фондом в заключаемом договоре поручения на обработку персональных данных.
    4. В случае, если Фонд поручает обработку персональных данных другому лицу, ответственность перед субъектом персональных данных за действия указанного лица несет Фонд. Лицо, осуществляющее обработку персональных данных по поручению Фонда, несет ответственность перед Фондом.
    5. Фонд вправе разместить свои информационные системы персональных данных в дата-центре (облачной вычислительной инфраструктуре). В этом случае в договор с дата-центром (провайдером облачных услуг) в качестве существенного условия включается требование о запрете доступа персонала компании, дата-центра, облачного провайдера к данным в информационных системах персональных данных Фонда, а данное размещение не рассматривается Фондом как поручение обработки персональных данных дата-центру (провайдеру облачных услуг) и не требует согласия субъектов персональных данных на такое размещение.
      Доступ персонала дата-центров (провайдеров облачных услуг) к персональным данным, обрабатываемым в размещенных у них информационных системах Фонда, допускается только при наличии на это согласия всех субъектов персональных данных, сведения о которых обрабатываются в соответствующей системе.
  6. Срок обработки персональных данных

    1. Обработка Фондом Персональных данных осуществляется в течение срока необходимого для достижения целей обработки Персональных данных. После достижения целей обработки персональных данных Фонд прекратит обработку и уничтожит персональные данные (а также обеспечит прекращение обработки и их уничтожение привлеченными к обработке третьими лицами) в течение 30 (тридцати) дней, за исключением случаев, когда законодательство требует это сделать в более короткий срок.
    2. В случае направления Субъектом персональных данных отзыва согласия на обработку персональных данных, Фонд прекращает обработку персональных данных, а также обеспечивает прекращение обработки и их уничтожение привлеченными к обработке третьими лицами (в случаях, когда согласие является единственным законным основанием для обработки Персональных данных).
  7. Сайты и сервисы третьих лиц

    1. Сайт (сервисы) Фонда могут содержать ссылки на сайты и приложения третьих лиц (например, социальные сети «Фейсбук», «Инстаграм», «Твиттер», «Ютуб», «Вк»), в то же время сторонние сайты и приложения также могут отсылать к сайту (сервисам) Фонда. Фонд не имеет отношения и не несет ответственности за обработку Персональных данных Субъекта персональных данных на таких сторонних сайтах и приложениях, а также за политики и практики, применяемые их владельцами, администраторами и другими лицами, в отношении обработки персональных данных пользователей сторонних сайтов.
  8. Права Субъекта персональных данных

    1. Субъект персональных данных в в отношении обработки персональных данных Фондом вправе:
      1. Отозвать согласие на обработку ваших персональных данных Фондом;
      2. Требовать от Фонда уточнения, исключения или исправления неточных, неверных, устаревших и неполных персональных данных;
      3. Требовать от Фонда блокирования и уничтожения персональных данных, являющихся незаконно полученными или не являющимися необходимыми для заявленных Фондом целей;
      4. Получать доступ к своим персональным данным и, в частности, получать от Фонда следующие сведения: категории обрабатываемых персональных данных; цели обработки персональных данных; сведения о лицах, которые имеют доступ к персональным данным или которым может быть предоставлен такой доступ (за исключением работников Фонда); перечень обрабатываемых персональных данных и источник их получения; сроки обработки персональных данных, в том числе сроки их хранения; иные сведения в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации;
      5. Осуществлять иные права в сфере защиты персональных данных, предусмотренные действующим российским законодательством.
    2. Любые разъяснения по интересующим вопросам, касающимся обработки Персональных данных, можно получить обратившись к Фонду с помощью электронной почты mne@nuzhnapomosh.ru или по адресу местонахождения Фонда.
      Фонд не рассматривает анонимные обращения. При получении обращения Фонд также может попросить подтвердить личность субъекта персональных данных (путем предоставления паспортных данных) до направления ответа на обращение.
    3. В данном документе будут отражены любые изменения политики обработки персональных данных Фондом. Политика действует бессрочно до замены ее новой версией.
    4. Актуальная версия Политики в свободном доступе расположена в сети Интернет по адресу nuzhnapomosh.ru
Вместе мы можем сделать так, чтобы открытые данные не кончались.