Сиротство в регионах России

Данным аналитическим материалом мы открываем цикл публикаций о социальных проблемах сегодняшней России. Вместе с экспертами (представителями НКО и государственных организаций) мы будем искать наиболее точные данные для описания масштабов проблемы в разных регионах страны, а вслед за тем  — определять и возможные решения. Это и многое другое (и не только статистические данные) станет содержанием информационного портала «Если быть точным», разрабатываемого к 2019 году БФ «Нужна помощь» при поддержке Благотворительного Фонда Владимира Потанина в рамках программы «Эффективная филантропия». Мы будем благодарны коллегам за обратную связь, которая поможет нам доработать материал, чтобы он лучше отвечал своему предназначению — помогать практикам социальной сферы оценивать результаты своего труда и принимать взвешенные решения.

Масштаб проблемы

Для оценки остроты проблемы социального сиротства составлен Рейтинг, позволяющий оценить степень выраженности проблемы социального сиротства в каждом субъекте РФ. (Все данные, использованные в расчетах, равно как и полный отчет о проведенном анализе, см. в Дополнительных материалах в самом конце).

Основу рейтинга составляют пять ключевых показателей, рассчитанных на базе данных, которые ежегодно публикует Федеральная служба государственной статистики (Росстат) [1]:

1) Дети, нуждающиеся в семейном устройстве

Детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которых не воспитывают в семье (кровной, приемной, усыновление), регистрируют в так называемом «банке данных о детях». Всего на конец 2017 года в региональных банках данных было зарегистрировано 50 210 детей. Данная категория детей-сирот относится к числу самых уязвимых, поскольку именно семья обеспечивает естественные условия для формирования и воспитания ребенка.

Гораздо охотнее забирают в семьи и усыновляют малышей до года (в федеральном банке данных их около 1% [2]), детей, у которых нет проблем со здоровьем (I и II группа здоровья [3]) или полных сирот (умерли все или единственный родитель). Именно это становится основными причинами, почему семьи, готовые взять в семью ребенка, не могут этого осуществить. Так, в 2017 году не смогли подобрать малыша до года 7088 потенциальных усыновителей (или 38% от всех усыновителей, которые не смогли взять ребенка в течение года) и 2058 опекунов (15%); детей с I или II группой здоровья — 12 307 потенциальных усыновителей (66%) и 8579 опекунов (62%).

В итоге в федеральном банке данных остаются наиболее тяжелые для семейного устройства категории детей:

  • Дети с III-V группами здоровья;
  • Подростки: доля детей 11 лет и старше в федеральном банке данных о детях — более 40%, детей старше семи лет — более 80%;
  • Сиблинги — дети, у которых есть родные братья и сестры (около 53% в федеральном банке данных о детях).

Чтобы не разорвать кровные связи, приемная семья должна забрать всех детей одной семьи разного возраста и состояния здоровья. В итоге не каждая приемная семья готова взять на воспитание несколько детей; как и не каждый ребенок-сирота подросткового возраста согласен перейти в новую семью.

Представители некоммерческих организаций и общественные деятели настаивают на том, что реальное состояние дел более плачевно. В сиротских учреждениях детей гораздо больше, чем в федеральном банке данных (как минимум в два раза); не становится их и меньше — просто все научились «не портить статистику», маскируя часть детей под «заявление родителей о временном помещении в учреждение» [4]. Все детство таких «временно» помещенных детей может пройти в сиротской системе; формально у них сохраняется статус «семейных», и они не могут быть переданы на семейную форму устройства.

В абсолютных значениях в 2017 году максимальное количество детей, нуждающихся в семейном устройстве, было зафиксировано в Красноярском крае (2214 детей в региональном банке данных), Приморском крае (2080 детей), Челябинской области (2037 детей).

В относительных значениях наиболее сложная ситуация с количеством детей, которые нуждаются в устройстве в семьи, складывается в Еврейской автономной области (28% всех «сирот» области, или 1,02% всех детей в возрасте до 18 лет), в Магаданской области (36% всех «сирот», или 0,84% детского населения области), в Забайкальском крае (25% всех «сирот», или 0,64% всех детей края) и Республике Коми (24% всех «сирот»). Особенно неблагоприятна ситуация в Приморском крае: 24% сирот не устроены в семьи, и это значительное число детей в абсолютном выражении тоже (2080).

Достаточно благополучна ситуация в республиках Северо-Кавказского федерального округа (Чеченская республика, Республика Дагестан и Республика Ингушетия), в Республике Калмыкия, Ханты-Мансийском автономном округе. Здесь доля детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые нуждаются в устройстве в семьи, составляет от 0 до 3%.

Доля детей, «доступных» для устройства в семьи, свидетельствует как о масштабах проблемы социального сиротства в конкретном регионе, так и о работе структур, ответственных за полный цикл устройства детей-сирот в семьи, подготовку приемных родителей, эффективность усилий по возвращению детей в кровные семьи, профилактику социального сиротства.

2) Устройство детей в семьи

Данный показатель показывает долю детей, которые переходят в семьи (возвращаются к кровным родителям, взяты под опеку / попечительство или усыновлены) в тот же год, в который они остались без попечения родителей.

Увеличение доли детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в семьях граждан РФ — один из ключевых показателей Концепции государственной семейной политики в России на период до 2025 года [5].

Самые низкие значения показателя устройства детей в семьи — в Магаданской области (52,6%), Санкт-Петербурге (53,9%), Смоленской области (54,2%), Еврейской автономной области (59,6%). Благоприятная динамика — в Воронежской области (95,6%) и республиках Северо-Кавказского ФО, где доля выявленных и устроенных в семьи детей может достигать 100%.
В абсолютных значениях в тройку регионов, обеспечивших максимальный «приток» сирот в 2017 году, входят Красноярский край (выявлено 1967 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), Свердловская и Кемеровская области (1871 и 1809 детей, соответственно). Среди регионов-лидеров, в которых максимальное число детей за 2017 год вернулись в кровные семьи, были усыновлены или устроены под опеку (попечительство) — также Свердловская область (1469 детей) и Московская область (1448).

3) Отмены решений о передаче в семью

К сожалению, нередки случаи отмены решения об устройстве ребенка на воспитание в семью (под опеку или на усыновление), что может происходить как по инициативе приемных родителей и усыновителей, так и в случае, если семья не выполняет надлежащим образом обязанности по воспитанию или жестоко обращается с ребенком. В результате, часть детей-сирот имеют неоднократный опыт перемещений.

Случай отказа (изъятия или отобрания) ребенка-сироты из семьи, как и предшествующая ему ситуация, наносит тяжелую психологическую травму, влияет на успешность его социализации. Кроме того, повторное устройство таких сирот в семью, как правило, затруднено; предполагает предварительное проведение кропотливой социально-психологической работы с ребенком.

К сожалению, данные статистики фиксируют только численность детей, по которым именно в отчетном году отменяются решения об усыновлении или опеке (попечительству). Учет общей численности детей, имеющих такой опыт, а также количества перемещений за их жизнь не ведется.

В абсолютных числах больше всего случаев отмены решений о передаче детей на воспитание в семьи: в Кемеровской области (383 случая отмены), в Москве (180), в Тульской области (172) и Иркутской области (164).

В удельных значениях по 2017 году— если соотнести число таких случаев повторных перемещений c численностью всех сирот, учтенных в регионе, — хуже всего ситуация также в Тульской области (4,49% составляют дети, в отношении которых была отмена передачи в семью), в Липецкой области (4,47%), в Республике Хакасия (4,26%). Благоприятнее всего ситуация традиционно в республиках Северо-Кавказского ФО, а также в Республике Калмыкия (0,23%) и Ростовской области (0,2%).

Судя по имеющимся статистическим данным, благоприятна, но представляется необычной, ситуация в Республике Тыва, где не зафиксировано ни одного случая отмены решения о передаче ребенка в семью с 2014 по 2017 гг. При этом по другим показателям сиротства данный регион кардинально не отличается от других (в том числе от соседней Республики Хакасии). Соответственно, вопрос о сборе статистических данных по случаям отмены решений о передаче в семью в Тыве требует дополнительного изучения.

4) Возвращение детей в кровные семьи

Воспитание в кровной семье имеет огромное значение для каждого ребенка, влияет на его эмоциональное состояние и поведение, дальнейшую судьбу. Чем меньше случаев, когда ребенок возвращается в свою кровную семью (при устранении причин, из-за которых было ограничение или лишение родительских прав), тем острее выражена проблема  сиротства в регионе.

Среди основных «поставщиков» социальных сирот — кризисные семьи, в которых родители лишены или ограничены в родительских правах. Среди причин: уклонение от выполнения родительских обязанностей (в том числе уклонение от уплаты алиментов; самая распространенная причина — 64% родителей), алкоголизм, наркомания или наличие иных опасных заболеваний и расстройств; отказ забрать ребенка из роддома или иного учреждения; жестокое обращение с детьми; совершение преступлений; тяжелые жизненные обстоятельства.

Важно отметить, что в текущем российском законодательстве недостаточно проработана процедура возврата детей кровным родителям; слабо ведется профилактическая работа, в том числе выявление кризисных семей и оказание им помощи на ранних этапах. Специалисты сферы детства (органов опеки и попечительства, детских учреждений и так далее) также не всегда считают важной и ценной работу именно с кровными семьями, не всегда имеют соответствующие навыки и компетенции [6]. Все это серьезным образом затрудняет возвращение детей в кровные семьи.

Согласно докладу ПАСЕ «Социальные службы в Европе: законодательство и практика в сфере изъятия детей из их семей в странах-членах Совета Европы» (2015), Россия входит в число стран с самой высокой долей детей, изъятых из семей [7].

Всего за 2017 год в РФ были лишены или ограничены в родительских правах 38 209 человек. В абсолютных числах больше всего лиц, лишенных родительских прав, в Красноярском крае (1652 человека), в Свердловской области (1439), в Пермском крае (1388). При этом лишение / ограничение родительских прав из-за хронического алкоголизма или наркомании не является распространенной причиной, согласно данным официальной статистики. Например, регионы-лидеры по частоте таких случаев в 2017 году — Алтайский край и Московская область, где зафиксировано по 177 случаев лишения родительских прав из-за алкоголизма или наркомании родителей.

В относительных значениях — если сравнивать количество родителей, которые были восстановлены в родительских правах, с количеством лишенных или ограниченных в родительских правах в 2017 году, — ситуация хуже всего в Белгородской области (два случая восстановления на 100 случаев лишения), в Калининградской области (два случая), Пензенской области (три случая). Чаще восстанавливают в родительских правах в Астраханской и Вологодской областях (15 случаев). Распространены случаи воссоединения семей и в Кабардино-Балкарии (21 случай), однако в данной республике в целом достаточно редки случаи лишения или ограничения в родительских правах (72 родителя лишены или ограничены в родительских правах в 2017 г.).

5) Готовность принимать детей в семьи

Чем меньше семей, готовых взять на воспитание «чужих» детей, и чем больше при этом детей, нуждающихся в семейном устройстве, тем сложнее ситуация с социальным сиротством в регионе.

Семьи , желающие взять на воспитание ребенка, встают на учет в органах опеки и попечительства или в региональном банке данных о детях. Всего в 2017 году было зарегистрировано 55 011 таких семей (новых). В абсолютных значениях больше всего семей, изъявивших желание взять на воспитание «чужих» детей (как под опеку, так и на усыновление) — в Московской области (3799), Москве (3452), Челябинской области (2176) и Красноярском крае (2104).
Дети, которых берут в семьи родители из других регионов, как правило, переезжают в Москву, Московскую область и Краснодарский край.

Согласно исследованию фонда «Нужна помощь» (2017), принятие чужого ребенка в семью рассматривается большинством населения как своего рода подвиг [8]. Согласно опросу ВЦИОМ (2017), доля респондентов, допускающих для себя усыновление ребенка, составляла 30%; считающих усыновление невозможным — 64% (минимум с 2005 года). С большой долей вероятности можно предположить, что в ответах на вопросы социологов речь шла не об усыновлении (достаточно редком), а именно о приемных семьях. В частности, это подтверждает тот факт, что 2% опрошенных сообщили, что уже являются усыновителями [9].

Региональная специфика

Абсолютное лидерство. Два региона занимают абсолютно диаметральные позиции — Еврейская автономная область и Чеченская Республика. Например, у наиболее благополучного по масштабам социального сиротства региона — Чеченской Республики — нулевые абсолютные значения по четырем показателям из пяти, на которых построен рейтинг (исключение — устройство детей в семьи). У анти-лидера — Еврейской автономной области — самые худшие позиции по доле сирот среди детского населения вообще и нуждающихся в устройстве в семьи, в частности (3,6% всех детей — сироты; 28,4% сирот находятся в учреждениях, составляя 1,02% всех детей Еврейской АО).

Самые неблагополучные регионы по масштабам социального сиротства в 2017 году — два региона с уровнем E и 17 регионов с уровнем D.

Помимо Еврейской АО, в число регионов с самым худшим E-рейтингом по уровню сиротства входит Магаданская область. За все годы расчета рейтинга (с 2014 по 2017 гг.) ситуация в данных двух регионах остается самой сложной.

Для регионов с уровнем D, как правило, характерны «неблагоприятные» значения по всем показателям. Как правило, определяющей является высокая численность сирот, нуждающихся в семейном устройстве. Исключение — Санкт-Петербург и Курганская область, где доля сирот, воспитывающихся в институциональных учреждениях, соответствует средним. Масштабы социального сиротства в Санкт-Петербурге обусловлены низким показателем устройства сирот в семьи, а также достаточно скромными показателями по возврату детей в кровные семьи. Для Курганской области характерны «неблагополучные» значения по всем остальным четырем показателям рейтинга.

Наш перечень неблагополучных регионов во многом согласуется с данными других исследований и рейтингов по теме социального сиротства. Как правило, к числу наиболее неблагополучных традиционно относятся регионы Дальнего Востока и Сибири, что ряд исследователей объясняет следующими факторами [10]:

  • выраженное социальное неблагополучие региона, о чем свидетельствует высокий уровень заболеваемости туберкулезом, преступности, алкоголизма и так далее. Большинство данных регионов — бывшие вотчины ГУЛАГа, нефтегазовые и золотодобывающие «времянки»;
  • большое количество учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а соответственно, заинтересованность регионов в их заполняемости и «бесперебойной работе», активное сопротивление учреждений [11].

Для наиболее благополучных регионов в плане сиротства (уровень A) характерны низкие значения практически по всем показателям рейтинга, отражающим масштабы проблемы сиротства. Семь из восьми субъектов РФ, которым присвоен уровень А, удерживают лидерские позиции с 2016 года (кроме Республики Калмыкия с уровнем B в 2016 г.).

В группу «благополучных» попали три субъекта РФ, где достаточно высока доля сирот, находящихся в институциональных учреждениях и нуждающихся в семейном устройстве. Это Воронежская область, Краснодарский край и Республика Чувашия. Их лидерство преимущественно обеспечено за счет благоприятного соотношения «спроса и предложения» — большой численности граждан, желающих взять на воспитание детей, и низкой доли детей, попадающих в сиротскую систему. Все это обеспечивает весьма позитивную динамику по устройству детей в семьи.

Низкий уровень масштабов социального сиротства (уровень A-B) характерен для регионов с большой долей населения, которая придерживается крепких религиозных устоев (независимо от конфессии), обеспечивающих сильный институт семьи [12]. Это республики Северо-Кавказского федерального округа (Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская и Чеченская Республики), Калмыкия, Татарстан.

Для таких регионов сиротство — редкость (в Чеченской Республике вообще нет сирот, нуждающихся в устройстве, согласно официальной статистике за 2017 год); практически всех детей, потерявших родителей, передают под опеку родственникам; достаточно редкими являются и случаи отказа от детей в роддомах [13].

Только два таких региона — Башкортостан и Адыгея — получили более низкий уровень С на основе значений показателей рейтинга 2017 года. Характерно, что именно эти национальные республики — единственные регионы из группы С, которые имели более высокие позиции в прежние годы (в 2014 и 2016 годах уровень В — у Адыгеи, в 2016 году — у Башкортостана).

Ресурсы, затрачиваемые на решение проблемы

Мы решили не ограничиваться изучением масштабов проблемы социального сиротства, но посмотреть и то, какие ресурсы затрачиваются на ее решение. Из анализа были исключены все семь субъектов, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ — из-за особенностей этого региона, описанных выше.

После рассмотрения большого количества вариантов мы остановились на трех дополнительных показателях для анализа:

1) Расходы консолидированного бюджета субъекта Российской Федерации по статье «Охрана семьи и детства». Источник — открытые данные Федерального казначейства [14]. Эта статья расходов не покрывает всех усилий государства по решению проблемы сиротства (часть расходов осуществляется по другим целевым программам), равно как и не все расходы в данной статье направлены на решение проблемы. Однако из всех доступных показателей этот лучше всего отражает уровень расходов, идущих на решение проблемы сиротства. Суммарно такие расходы по всем регионам в 2017 году составили 12 миллиардов рублей, или 1,2% от всех расходов.

2) Общая численность специалистов по охране детства в государственных структурах. Источник: Данные статистического наблюдения по форме 103-РИК [15]. На специалистов по охране детства возложены полномочия по опеке и попечительству над детьми. Именно эти специалисты являются ключевой фигурой в сфере защиты прав детей и их законных интересов. В 2017 году значение показателя варьировалось от трех специалистов (в Ненецком автономном округе) до 876 (в г. Москве).

3) Средний размер регулярной выплаты детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Источник: Статистический бюллетень «Реализация мер социальной поддержки отдельных категорий граждан» [16]. Размер выплат устанавливается каждым субъектом РФ самостоятельно. В 2017 году значение показателя колебалось от 1993 рублей в Красноярском крае до 27 тысяч рублей в Ханты-Мансийском автономном округе — Югра.

Чтобы обеспечить сопоставимость регионов, все показатели были переведены в удельные: показатель (1) — делением на численность детского населения, а также величину прожиточного минимума в регионе; показатель (2) — делением на численность детского населения — для регионов с численностью специалистов от 60 до 200 человек (48 регионов); показатель (3) — делением на величину прожиточного минимума. И мы сопоставили данные о масштабе проблемы социального сиротства с этими дополнительными данными.

Регионы с относительно большими расходами на решение проблемы, но низкой результативностью (рейтинг масштаба проблемы D и E):

Центральный ФО Смоленская область, причем человеческих ресурсов здесь выделяется тоже больше среднего (много специалистов по охране детства)
Северо-Западный ФО Ненецкий автономный округ
Уральский ФО Курганская область — также относительно много специалистов по охране детства
Сибирский ФО Республика Алтай
Дальневосточный ФО Амурская область, Магаданская область, Сахалинская область

В то же время только в трех из 19 регионов уровня D и E размер регулярных выплат в поддержку детей-сирот превышал прожиточный минимум, и то незначительно.

Перечисленные выше регионы — первые кандидаты для дальнейшего изучения низкой эффективности вложенных ресурсов в решение проблемы сиротства. Интересно, что в список попали регионы самого разного уровня дотационности (согласно определению Министерства финансов РФ [17]): от тех, которые не получают дотаций, до тех, где дотации составляют больше 40% бюджета. Это говорит о том, что причины распространения сиротства, а значит и возможности для решения этой социальной проблемы, не ограничиваются уровнем общего благосостояния региона.

Регионы с относительно небольшими расходами на решение проблемы и высокой результативностью (рейтинг A и B):

Центральный ФО Белгородская область (более того, хорошие результаты достигаются при относительно небольшом количестве специалистов по охране детства), Костромская область, г.Москва, Московская область
Южный ФО Волгоградская область, Краснодарский край, Ростовская область, Республика Калмыкия
Приволжский ФО Республика Татарстан (количество специалистов по охране детства меньше среднего), Пермский край, Чувашская Республика
Уральский ФО Тюменская область (количество специалистов по охране детства меньше среднего), Ямало-Ненецкий автономный округ
Сибирский ФО Омская область, Республика Хакасия

Опыт этих регионов можно рекомендовать для изучения вопросов эффективного использования ресурсов при решении проблемы сиротства.

Тарифная политика регионов в части социального обеспечения населения (размер регулярных выплат детям-сиротам) скорее влияет на общую ситуацию, так как. среди 21 региона с рейтингом масштаба проблемы А и B было девять c выплатами выше прожиточного минимума (в том числе значительно выше). Однако этот результат требует проверки на большем объеме данных.

Ограничения использования Рейтинга

1) Назначение Рейтинга — демонстрация масштабов проблемы социального сиротства в каждом регионе. Данный рейтинг напрямую не позволяет оценить эффективность предпринимаемых действий по решению проблемы сиротства в каждом конкретном регионе, однако может быть использован как отправная точка для такого анализа.

2) Место региона в Рейтинге отражает позицию региона по сравнению с другими регионами в расчетном году. Формально абсолютные значения региона могут улучшиться по сравнению с предыдущим годом, а позиция в Рейтинге при этом — наоборот, ухудшиться. Такая ситуация возможна, если в текущем году у других регионов успехи были в среднем выше, чем у данного региона.

3) Для расчета Рейтинга использовались исключительно официальные открытые данные Федеральной службы государственной статистики, для которых характерны соответствующие ограничения.

Что говорят эксперты

Мы надеемся получить еще больше отзывов после публикации Рейтинга, видя в этом его предназначение: служить отправной точкой для дальнейшего обсуждения проблемы, для анализа ее причин и последствий. И особенно мы надеемся, что рейтинг вызовет волну вопросов  «Почему так?» в регионах и поспособствует объединению для поиска ответов и решений местных экспертов — специалистов по охране детства, работающих как в государственных учреждениях, так и в некоммерческих организациях. Сейчас приводим самые первые отклики (также см. Дополнительные материалы).

Оксана Кучмаева, д.э.н., профессор НИУ «Высшая школа экономики»; член Российской ассоциации статистиков; член Методологического совета Росстата, Эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ:

«С точки зрения методики вопросов к расчету сводного индекса масштабов сиротства вопросов нет. Данные опираются на официальные статистические данные, и при всех возможных претензиях, это наиболее надежные количественные индикаторы (в отличии, например, от различных административных баз данных) <…> Предлагаемый индекс не нацелен на выявление дифференциации регионов по факторам, определяющим масштабы сиротства или по величине эффективности действующих программ. Индекс нацелен на оценку масштабов сиротства. И если мы хотим выявить дифференциацию других параметров (см. выше), то стоит сформировать новые индексы, а не пытаться в одном охватить все возможные аспекты.

По поводу отсутствия интересных данных. Статистика (как система официального статистического учета) не может дать ответы на все вопросы. Скорее, стоит прибегать к такому инструменту, как проведение выборочных обследований. Например, количество лет, проведенных ребенком в сиротском учреждении, возраст усыновления – требуется выборка из банка данных о детях, например, или выборочные обследования учреждений.»

Эльвира Гарифулина, кандидат социологических наук, руководитель программ Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко:

«Безусловно, важно и нужно регулярно собирать качественные данные по проблематике сиротства, данные, которые бы позволяли и регионам сравнивать себя относительно предыдущих лет, так и друг с другом, отслеживать прогресс в деятельности по решению проблемы сиротства. При этом я не большой сторонник рейтингов, так как они таят ряд опасностей, риски, что полученный рейтинг имеет мало общего с реальной ситуацией<…> Важно с привлечением представителей профессиональных и общественных организаций, самих семей выработать понятные и разделяемые критерии благополучия и неблагополучия семьи и ребенка, исключающих разное толкование и свидетельствующих о результативности работы участников сферы защиты детства.

Я бы хотела особо подчеркнуть: важно не только анализировать статданные, но «и копать глубже», при необходимости – проводить дополнительные исследования, собирать регулярную обратную связь, кейсы, анализировать результаты».

Елена Альшанская, президент Фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«Для меня как для человека, который работает в этой сфере, очень важно, что кто-то анализирует статистические данные, этого очень не хватает — аналитики.

Но нужен и следующий шаг. Помимо аналитики цифр, нужна экспертная оценка. Не всегда в чистом виде цифры дают картинку: лучше или хуже. Мы должны понимать, какие дети стоят за цифрами в банке данных. Может сложиться такая ситуация, что в регионе большее количество детей в банке данных — это дети старше 14 лет. Тогда понятно, что там будет снижаться количество семейных устройств, даже если они работают намного эффективней, чем соседние области. Чтобы понимать, что это за цифры, надо понимать ситуацию в субъекте.»

 


[1] Если не указано отдельно, источником выступают данные формы статистического наблюдения 103-РИК за 2017 год, https://минобрнауки.рф
[2] Расчеты проведены на основе сведений портала http://siroty-rf.ru/children/ по состоянию на 15.10.2018
[3] Согласно проведенному мониторингу диспансеризации детей-сирот и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, пребывающих в стационарных учреждениях, в 2016 году (более ранние данные отсутствуют) среди воспитанников учреждений дети с Ι группой здоровья (практически здоровые) составляли 10,2%; ΙΙ группа (имеющие функциональные нарушения) — 38,2%; ΙΙΙ группа (имеющие хронические заболевания) — 29,1%; ΙV группа (имеющие заболевания, ведущие к инвалидизации) — 5,5%; V группа (дети-инвалиды) — 17%. См. Государственный доклад о реализации государственной политики в сфере охраны здоровья за 2016 год, https://www.rosminzdrav.ru/ministry/programms
[4] Например, https://www.pravmir.ru
[5] https://rosmintrud.ru/ministry/programms/16
[6] Например, https://www.miloserdie.ru
[7] http://assembly.coe.int
[8] https://nuzhnapomosh.ru/research/2017/sirotstvo/
[9] https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116052
[10] Например, http://www.demoscope.ruhttps://www.psychologos.ruhttp://www.gks.ru
[11] В 2017 году максимальная концентрация организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сосредоточена именно в регионах группы D (в шести регионах группы от 27 до 33 такие организации, тогда как в регионах с уровнем A-C в среднем их в два раза меньше), https://fedstat.ru/indicator/37469
[12] Социально-демографический портрет России: по итогам Всероссийской переписи населения 2010 года, М., 2012, стр. 93 – 101, http://www.gks.ru
[13] https://iq.hse.ru
[14] http://www.roskazna.ru
[15] https://минобрнауки.рф
А именно, в таких структурах, как: территориальные органы (управления, отделы), созданные органом исполнительной власти субъекта РФ, а также органы местного самоуправления в составе субъекта РФ, на которых возложены полномочия по опеке и попечительству над несовершеннолетними гражданами
[16] http://www.gks.ru
[17] http://budget.gov.ru По неизвестным причинам в списке регионов на момент проведения анализа отсутствовала Белгородская область


Дополнительные материалы: Методология расчета Рейтинга | Полный отчет | Основные результаты | Комментарий О.Кучмаевой Комментарий Э.Гарифулиной | Комментарий Е.Альшанской | Таблицы с данными

Материал был полезен?
Проект создан и поддерживается командой аналитиков и программистов благотворительного фонда «Нужна помощь». Фонд существует за счет пожертвований. Пожалуйста, поддержите нашу работу.
Поддержать проект
Мы всегда рады вашим письмам
Присылайте ваши вопросы, отклики и предложения на почту nuzhna@tochno.st.
Проекту предстоит долгий путь доработки и развития, и мы хотим сделать его максимально полезным для вас.
Доступ к API проекта «Если быть точным».
Оформление подписки
Мы будем присылать вам письмо с новостями проекта один раз в месяц.
Чтобы подписаться на обновление отдельной проблемы, пройдите по ссылке в первом письме.
Вы успешно подписались на рассылку!
Что-то пошло не так. Попробуйте повторить отправку
Обработка персональных данных
УТВЕРЖДЕНО
Директором
Благотворительного фонда
помощи социально-незащищенным гражданам
«Нужна помощь»
(Приказ №1 от 01.01.2021 г.)

Политика

Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

  1. Общие положения

    1. Настоящая Политика (далее — «Политика») разработана Благотворительным фондом помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь», юридический адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405 (далее — «Фонд») с целью детального описания подхода Фонда к обработке персональных данных пользователей сайта, сервисов, проектов Фонда, которые он собирает, хранит и обрабатывает, а также обеспечению безопасности персональных данных.
    2. Обрабатывая персональные данные Фонд выступает в качестве оператора персональных данных (в соответствии с определением ниже) и руководствуется требованиями законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации в области защиты информации и персональных данных, в частности, Федерального закона от 27 июля 2007 года № 152-ФЗ «О персональных данных», Постановления Правительства РФ от 1 ноября 2012 года № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных» и иными.
    3. При совершении действий по получению информации о Фонде на сайте Фонда, его деятельности, истории и управлении, а также о проектах, событиях предоставление Персональных данных не требуется, а также Фонд не совершает обработку Персональных данных, за исключением сведений, собираемых автоматически (сбор и обработка обезличенных данных о посетителях сайта (в т.ч. файлов «cookie») с помощью сервисов Интернет-статистики (Яндекс Метрика и Гугл Аналитика и других).
    4. Некоторые из функций Сайта (сервисов) Фонда возможно использовать, только если Фонд будет обрабатывать Персональные данные Субъекта персональных данных. В любом случае Фонд будет обрабатывать Персональные данные, которые предоставляет Субъект персональных данных или уполномоченное Субъектом персональных данных лицо, за исключением сведений, собираемых автоматически.
    5. В Политике используются следующие термины:
      1. автоматизированная обработка персональных данных — обработка персональных данных с помощью средств вычислительной техники;
      2. база персональных данных — упорядоченный массив персональных данных, независимый от вида материального носителя информации и используемых средств его обработки (архивы, картотеки, электронные базы данных);
      3. биометрические персональные данные — сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются для установления личности субъекта персональных данных;
      4. благотворительная помощь — безвозмездное передача Фондом денежных средств НКО, в соответствии с критериями Благотворительной программы «Нужна помощь.ру»;
      5. блокирование персональных данных — временное прекращение обработки персональных данных (за исключением случаев, если обработка необходима для уточнения персональных данных);
      6. персональные данные, разрешенные субъектом персональных данных для распространения — персональные данные, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных путем дачи согласия на обработку персональных данных, разрешенных субъектом персональных данных для распространения в порядке, предусмотренном законодательством;
      7. дата-центр — специализированная организация, предоставляющая услуги по размещению серверного и сетевого оборудования, сдаче серверов (в том числе виртуальных) в аренду, а также по подключению к сети Интернет;
      8. доступ к персональным данным — ознакомление определенных лиц (в том числе работников) с персональными данными субъектов, обрабатываемыми Фондом, при условии сохранения конфиденциальности этих сведений;
      9. информационная система персональных данных — совокупность содержащихся в базах данных персональных данных и обеспечивающих их обработку информационных технологий и технических средств;
      10. контрагент — сторона договора с Фондом, не являющаяся работником Фонда;
      11. конфиденциальность персональных данных — обязанность лиц, получивших доступ к персональным данным, не раскрывать их третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено законодательством;
      12. сайт (сервисы) Фонда — сайты Фонда в сети Интернет https://www.nuzhnapomosh.ru/, https://takiedela.ru/, https://tochno.st/, https://sluchaem.ru/, https://edu.nuzhnapomosh.ru/, https://shop.takiedela.ru/publishing, проекты Фонда;
      13. обезличивание персональных данных — действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных;
      14. обработка персональных данных — любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;
      15. распространение персональных данных — действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц;
      16. оператор — государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующее и (или) осуществляющее обработку персональных данных, а также определяющее цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными;
      17. персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных);
      18. предоставление персональных данных — действия, направленные на раскрытие персональных данных определенному лицу или определенному кругу лиц;
      19. специальные категории персональных данных — сведения, касающиеся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья;
      20. Субъект персональных данных — физическое лицо, пользователь сайта, сервисов, проектов Фонда, к которому относятся персональные данные;
      21. трансграничная передача персональных данных — передача персональных данных на территорию иностранного государства органу власти иностранного государства, иностранному физическому лицу или иностранному юридическому лицу;
      22. уничтожение персональных данных — действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных.
  2. Принципы и цели обработки персональных данных

    1. Обработка персональных данных Фондом осуществляется в соответствии со следующими принципами:
    2. Законность и справедливая основа обработки персональных данных. Фонд принимает все необходимые меры по выполнению требований законодательства, не обрабатывает персональные данные в случаях, когда это не допускается законодательством и не требуется для достижения определенных Фондом целей, не использует персональные данные во вред субъектам таких данных.
    3. Ограничение обработки персональных данных достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Целями обработки персональных данных являются:
      1. осуществления Фондом деятельности, предусмотренной Уставом;
      2. при совершении пожертвования на сайте Фонда — реализация уставных целей Фонда, в том числе путем осуществления благотворительной деятельности; получение Фондом пожертвований в денежной и натуральной форме, в том числе заключение и исполнение договоров пожертвования; выполнение требований федерального законодательства по раскрытию информации о деятельности благотворительной организации, размещение информации о деятельности Фонда в общедоступных источниках, в том числе на Сайте;
      3. в случаях использования сервисов Фонда — предоставление информации о функциях того или иного сервиса, направление уведомлений, материалов, предложений, связь с Субъектом персональных данных;
      4. при совершении покупок (товаров/услуг) — своевременное оформление заказа, доставка заказа, консультации по заказу;
      5. в случаях создания в личном кабинете — обеспечения участия в программах проектах, конкурсах Фонда, в том числе для подачи заявки, проведения экспертной оценки заявки и принятия решений, проведения исследований, оказания помощи в участии в мероприятиях; создание мероприятий; осуществления законных интересов Фонда, в том числе для проверки контрагента (в т. ч. по международным и национальным перечням террористов), проведения оценки благотворительных программ, информирования общественности о деятельности Фонда и проведения мероприятий внутреннего контроля, составления отчетности, осуществления уставной деятельности Фонда; исполнения возложенных на Фонд законом обязанностей, например, в случае предоставления информации уполномоченным государственным органам;
      6. для проведения статистических и иных исследований на основе обезличенных персональных данных.
    4. Обработка только тех персональных данных, которые отвечают заранее объявленным целям их обработки; соответствие содержания и объёма обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки; недопущение обработки персональных данных, не совместимой с целями сбора персональных данных, а также избыточных по отношению к заявленным целям обработки персональных данных. Фонд не собирает и не обрабатывает персональные данные, не требующиеся для достижения целей, указанных в пункте 2.3. Политики, не использует Персональные данные субъектов в каких-либо целях, кроме указанных.
    5. Недопущение объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, не совместимых между собой.
    6. Обеспечение точности, достаточности и актуальности персональных данных по отношению к целям обработки персональных данных. Фонд принимает все разумные меры по поддержке актуальности обрабатываемых персональных данных, включая (без ограничения) реализацию права каждого субъекта получать для ознакомления свои персональные данные и требовать от Фонда их уточнения, блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленных выше целей обработки без объяснения причин такого требования.
    7. Хранение персональных данных в форме, позволяющей определить Субъекта персональных данных, не дольше, чем этого требуют цели обработки персональных данных, если срок хранения персональных данных не установлен законодательством, договором, стороной которого является субъект персональных данных, а также согласием субъекта персональных данных на обработку данных.
    8. Уничтожение или обезличивание персональных данных по достижении заявленных целей их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, при невозможности устранения Фондом допущенных нарушений установленного законодательством порядка обработки персональных данных, отзыве согласия на обработку субъектом персональных данных, истечении срока обработки персональных данных, установленных согласием на обработку персональных данных, если иное не предусмотрено законодательством или договорами с субъектами персональных данных.
    9. Для целей указанных в п. 2.3. Политики Фонд осуществляет обработку следующих данных:
      Вид данных Цели обработки
      имя, фамилия, отчество, e-mail, телефон, данные банковской карты, IP (местонахождение), пол, адрес, возраст совершение пожертвований на сайте (сервисах) Фонда
      имя, фамилия, отчество, e-mail, номер телефона, адрес, данные банковских карт, ссылки на социальные сети, фотография, пол, возраст (дата рождения) создание Личного кабинета на Сайте (сервисах) Фонда
      имя, фамилия, отчество, e-mail, номер телефона, должность, место работы, фотография, данные банковских карт, IP (местонахождение), пол, адрес, возраст участие в проектах Фонда
      имя, фамилия, отчество, e-mail, номер телефона, адрес доставки (город, улица, номер дома, квартиры), данные банковских карт, IP (местонахождение), пол, адрес, возраст совершение покупок (товаров и/или услуг)
  3. Условия обработки персональных данных

    1. Обработка Персональных данных Фондом допускается в следующих случаях:
      1. При наличии согласия Субъекта на обработку его Персональных данных. Согласие дается путем активации чекбокса «Согласен с условиями политики конфиденциальности».
      2. При передаче Персональных данных Субъекта персональных данных на Сайте. При передаче данных Субъекта персональных данных третьим лицом, третье лицо гарантирует, что предварительно получило от Субъекта персональных данных согласие на передачу данных Фонду.
      3. Персональные данные подлежат опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с законодательством РФ; Обработка персональных данных необходима для осуществления и выполнения возложенных законодательством на Фонд функций, полномочий и обязанностей.
      4. Для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных и исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных.
      5. Обработка персональных данных Фондом необходима для осуществления прав и законных интересов Фонда и/или третьих лиц, либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъектов персональных данных.
    2. Фонд не раскрывает третьим лицам и не распространяет Персональные данные без согласия Субъекта, если иное не предусмотрено законодательством РФ.
    3. Фонд не обрабатывает Специальные категории персональных данных, Биометрические персональные данные.
    4. Фонд не осуществляет Трансграничную передачу Персональных данных Субъектов. Трансграничная передача Персональных данных на территории иностранных государств, может осуществляться только в случае наличия согласия в письменной форме Субъекта персональных данных на Трансграничную передачу его Персональных данных и/или исполнения договора, стороной которого является Субъект персональных данных.
      Фонд до начала осуществления трансграничной передачи Персональных данных обязан убедиться в том, что иностранным государством, на территорию которого предполагается осуществлять передачу Персональных данных, обеспечивается надежная защита прав субъектов Персональных данных.
  4. Способы обработки персональных данных

    1. Фонд осуществляет обработку персональных данных с использованием средств автоматизации, а также без использования таких средств.
      Политика распространяется в полном объеме на обработку персональных данных с использованием средств автоматизации, а при обработке персональных данных без использования средств автоматизации — только на те случаи, когда такая обработка соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, то есть позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных, и (или) доступ к таким персональным данным.
    2. При обработке персональных данных Фонд совершает следующие действия (операции) с персональными данными: сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.
    3. Кроме того, при наличии соответствующего согласия, Фонд размещает персональные данные благотворителей на Сайте (сервисах) Фонда, в результате чего они становятся доступными неограниченному кругу лиц. Фонд осуществляет распространение исключительно при наличии согласия субъекта персональных данных, которое может быть отозвано у Фонда в любой момент.
  5. Конфиденциальность персональных данных

    1. Работниками Фонда, получившими доступ к персональным данным, должна быть обеспечена конфиденциальность таких данных. Обеспечение конфиденциальности не требуется в отношении персональных данных, в части которых получено согласие на их распространение и данных, прошедших процедуру обезличивания.
    2. Для обеспечения конфиденциальности Персональных данных Фонд принимает и будет принимать технические, юридические и организационные меры безопасности, в частности:
      1. назначение должностных лиц, ответственных за организацию обработки и защиты персональных данных;
      2. принятие локальных нормативных актов в отношении обработки персональных данных; -предоставление неограниченного доступа к настоящей Политике;
      3. заключение договоров с лицами, обрабатывающими персональные данные по поручению Фонда, в соответствии с требованиями Федерального закона «О персональных данных»; -ограничение состава лиц, имеющих доступ к персональным данным;
      4. ознакомление субъектов с требованиями федерального законодательства и локальных нормативных актов Фонда по обработке и защите персональных данных;
      5. организация учета, хранения и обращения носителей информации;
      6. определение угроз безопасности персональных данных при их обработке, формирование на их основе моделей угроз;
      7. разработка на основе модели угроз системы защиты персональных данных;
      8. проверка готовности и эффективности использования средств защиты информации; -разграничение доступа пользователей к информационным ресурсам и программно-аппаратным средствам обработки информации;
      9. регистрация и учет действий пользователей информационных систем персональных данных; -использование антивирусных средств и средств восстановления системы защиты персональных данных;
      10. применение в необходимых случаях средств межсетевого экранирования, обнаружения вторжений, анализа защищенности и средств криптографической защиты информации;
      11. организация пропускного режима на территорию Фонда, охраны помещений с техническими средствами обработки персональных данных;
      12. использование для передачи персональных данных учтенных носителей информации (съемные жесткие диски, flash-карты и др.);
      13. запрещение работникам Фонда ввод персональных данных в информационные системы под диктовку, а также обработка персональных данных в присутствии лиц, не допущенных к их обработке;
      14. расположение мониторов ПЭВМ таким образом, чтобы исключать возможность просмотра персональных данных, отображаемых на экране, лицами, не допущенными к обработке персональных данных.
        Фонд принимает другие необходимые юридические, организационные и технические меры по защите персональных данных от незаконного или случайного доступа, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, передачи, распространения, а также других незаконных действий в отношении персональных данных, в частности, меры, предусмотренные Федеральным законом от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», Постановлением Правительства от 01.11.2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных» и другими нормативными правовыми актами.
    3. Фонд вправе с согласия субъекта поручить обработку персональных данных другому лицу, если иное не предусмотрено законодательством, на основании заключаемого с этим лицом договора, предусматривающего в качестве существенного условия обязанность лица, осуществляющего обработку персональных данных по поручению Фонда, соблюдать принципы и правила обработки персональных данных, предусмотренные законодательством. Объем передаваемых другому лицу для обработки персональных данных и количество используемых этим лицом способов обработки должны быть минимально необходимыми для выполнения им своих обязанностей перед Фондом.
      В поручении Фонда должны быть определены перечень действий (операций) с персональными данными, которые будут совершаться лицом, осуществляющим обработку персональных данных, и цели обработки, должна быть установлена обязанность такого лица соблюдать конфиденциальность персональных данных и обеспечивать безопасность персональных данных при их обработке, а также должны быть указаны требования к защите обрабатываемых персональных данных в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».
      При выполнении поручения Фонда на обработку персональных данных лицо, которому такая обработка поручена, вправе использовать для обработки персональных данных свои информационные системы, соответствующие требованиям безопасности, установленным законодательством, что отражается Фондом в заключаемом договоре поручения на обработку персональных данных.
    4. В случае, если Фонд поручает обработку персональных данных другому лицу, ответственность перед субъектом персональных данных за действия указанного лица несет Фонд. Лицо, осуществляющее обработку персональных данных по поручению Фонда, несет ответственность перед Фондом.
    5. Фонд вправе разместить свои информационные системы персональных данных в дата-центре (облачной вычислительной инфраструктуре). В этом случае в договор с дата-центром (провайдером облачных услуг) в качестве существенного условия включается требование о запрете доступа персонала компании, дата-центра, облачного провайдера к данным в информационных системах персональных данных Фонда, а данное размещение не рассматривается Фондом как поручение обработки персональных данных дата-центру (провайдеру облачных услуг) и не требует согласия субъектов персональных данных на такое размещение.
      Доступ персонала дата-центров (провайдеров облачных услуг) к персональным данным, обрабатываемым в размещенных у них информационных системах Фонда, допускается только при наличии на это согласия всех субъектов персональных данных, сведения о которых обрабатываются в соответствующей системе.
  6. Срок обработки персональных данных

    1. Обработка Фондом Персональных данных осуществляется в течение срока необходимого для достижения целей обработки Персональных данных. После достижения целей обработки персональных данных Фонд прекратит обработку и уничтожит персональные данные (а также обеспечит прекращение обработки и их уничтожение привлеченными к обработке третьими лицами) в течение 30 (тридцати) дней, за исключением случаев, когда законодательство требует это сделать в более короткий срок.
    2. В случае направления Субъектом персональных данных отзыва согласия на обработку персональных данных, Фонд прекращает обработку персональных данных, а также обеспечивает прекращение обработки и их уничтожение привлеченными к обработке третьими лицами (в случаях, когда согласие является единственным законным основанием для обработки Персональных данных).
  7. Сайты и сервисы третьих лиц

    1. Сайт (сервисы) Фонда могут содержать ссылки на сайты и приложения третьих лиц (например, социальные сети «Фейсбук», «Инстаграм», «Твиттер», «Ютуб», «Вк»), в то же время сторонние сайты и приложения также могут отсылать к сайту (сервисам) Фонда. Фонд не имеет отношения и не несет ответственности за обработку Персональных данных Субъекта персональных данных на таких сторонних сайтах и приложениях, а также за политики и практики, применяемые их владельцами, администраторами и другими лицами, в отношении обработки персональных данных пользователей сторонних сайтов.
  8. Права Субъекта персональных данных

    1. Субъект персональных данных в в отношении обработки персональных данных Фондом вправе:
      1. Отозвать согласие на обработку ваших персональных данных Фондом;
      2. Требовать от Фонда уточнения, исключения или исправления неточных, неверных, устаревших и неполных персональных данных;
      3. Требовать от Фонда блокирования и уничтожения персональных данных, являющихся незаконно полученными или не являющимися необходимыми для заявленных Фондом целей;
      4. Получать доступ к своим персональным данным и, в частности, получать от Фонда следующие сведения: категории обрабатываемых персональных данных; цели обработки персональных данных; сведения о лицах, которые имеют доступ к персональным данным или которым может быть предоставлен такой доступ (за исключением работников Фонда); перечень обрабатываемых персональных данных и источник их получения; сроки обработки персональных данных, в том числе сроки их хранения; иные сведения в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации;
      5. Осуществлять иные права в сфере защиты персональных данных, предусмотренные действующим российским законодательством.
    2. Любые разъяснения по интересующим вопросам, касающимся обработки Персональных данных, можно получить обратившись к Фонду с помощью электронной почты mne@nuzhnapomosh.ru или по адресу местонахождения Фонда.
      Фонд не рассматривает анонимные обращения. При получении обращения Фонд также может попросить подтвердить личность субъекта персональных данных (путем предоставления паспортных данных) до направления ответа на обращение.
    3. В данном документе будут отражены любые изменения политики обработки персональных данных Фондом. Политика действует бессрочно до замены ее новой версией.
    4. Актуальная версия Политики в свободном доступе расположена в сети Интернет по адресу nuzhnapomosh.ru